Biosea-nn.ru

Женский журнал
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Она расчесывает волосы, которых нет, а я рыдаю»: мама тяжелобольной девочки рассказала, как врачи отправили дочь умирать

«Она расчесывает волосы, которых нет, а я рыдаю»: мама тяжелобольной девочки рассказала, как врачи отправили дочь умирать

Елена Карслян мечтала стать мамой. Более трех лет они с мужем пытались завести ребенка, и вот наконец-то случилось чудо.

— Беременность протекала тяжело. Очень мучил токсикоз. Два раза лежала в больнице. Но Ариша родилась в срок — 19 мая. Совершенно здоровый ребенок, — рассказывает Елена.

Ариша радовала родителей успехами, росла и развивалась, как и написано в умных книгах для родителей.

— Кроме соплей, которые бывают у всех детей, и кашля у Арины никогда никаких проблем со здоровьем не было. Но в октябре 2018 года у нее пошла носом кровь, паники не было, такое бывает по самым элементарным причинам, например, сухость слизистых. Прошло еще две недели и кровь пошла вновь, но уже ночью, во сне, — вспоминает Елена.

Тогда родные девочки даже не знали, что с этого моменты поменяется их жизнь.

Больницы, анализы, больницы.

Ариша любит прогулки на площадке .

Ночные кровотечения родителей насторожили, и они обратились к педиатру, сдали анализы.

— Анализ крови показал, что мало тромбоцитов. Нас отправили к гематологу на консультацию в Самарскую городскую детскую клиническую больницу №1 имени Н.Н. Ивановой . К врачу мы попали через неделю, повторно сдали кровь. Тромбоциты оказались еще ниже, нас положили в больницу, — вспоминает Елена.

Врачи сразу приступили к диагностике. Так Арина первый раз узнала, что такое общий наркоз.

— У Ариши взяли пункцию костного мозга. Под общим наркозом. Дочка потом жаловалась на боль в костях, но быстро пришла в себя. Шрам остался небольшой. Ждали результата сутки, я не находила себе места от переживаний. На следующий день отправили нас на УЗИ брюшной полости. Результат мне сразу не сказали. Ближе к обеду пришел наш лечащий врач и пригласила на разговор, — уже с трудом сдерживает эмоции Елена. — Врач сообщила, что по результатам пункции обнаружены клетки опухоли, а на УЗИ было выявлено объемное образование надпочечника. Земля ушла из-под ног, мир рухнул в одну минуту. Я не помню, как дошла до палаты.

С этого момента началась борьба за жизнь Арины. 20 декабря девочке сделали операцию по удалению опухоли.

Девочке пришлось вытерпеть множество операций

«Мама, когда косички вырастут?»

Ее дочка была совершенно одна в реанимации, привязана к кровати.

— Пять дней в реанимации, без родителей. Нас пускали ненадолго. Дочку привязали к кровати, чтобы случайно не вытащила трубочки. Потом Арина очень боялась вставать и ходить. Вставала с кровати только, крепко схватив меня за обе руки. Как будто снова училась ходить: в первый день шаг, через день два шага. Живот был разрезан весь: от грудной клетки до пупка и в бок, — с комом в горле произносить Елена.

Дальше начались ежедневные перевязки. Все это только еще больше пугало маленькую Арину, которая до этого даже в больнице ни разу не лежала.

— Арина улыбалась только тогда, когда к нам приходили гости с подарками: папа, бабушки с куклами. Кукол Арина любит больше всего. В больницу мы попали 28 ноября, а вышли только 5 января. Новый год встречали одни в палате. Всех остальных выписали. Изолированность сказывалась. Я уже не знала, чем еще порадовать ее. Состояние у нее было ужасное, — даже сейчас расстраивается мама Арины.

В январе у Ариши начался первый блок химиотерапии. Лечение давалось тяжело: рвота до 16 раз за сутки, девочка почти не вставала и ничего не ела, сильно похудела.

— Мы прошли шесть блоков стандартного протокола. На контрольное обследование уехали в Санкт- Петербург . Обследование показало, что костный мозг не очистился. Врачи решили провести вторую линию химиотерапию. Мы вернулись в Самару и прошли еще два блока. В августе этого года мы поехали еще раз в Санкт-Петербург для забора стволовых клеток и дальнейшей трансплантации костного мозга. Так как костный мозг еще был поражен, в Питере нам провели еще два блока химиотерапии. К сожалению, у нас началась прогрессия заболевания, и врачи оказались бессильны. Мы уехали домой в Самару с рекомендациями паллиативной помощи, — почти плачет Елена.

Иначе говоря, ее дочь отправили домой умирать. От химиотерапии у Арины выпали волосы. К этому малышка пока не привыкла.

— Для нее это было очень тяжело. Теперь у нас менее агрессивная химиотерапия. И у Арины чуть-чуть отросли волосы, буквально на пару сантиметров. Но она все время подходит к зеркалу с расческой, рассчитывается и спрашивает: “Мама, а когда у меня вырастут косички?”. А я ничего не могу ответить, просто плачу, — говорит Елена.

Появилась надежда

Елена сдавать не собирается. Недавно у нее появилась надежда спасти дочь.

— Мы узнали о новейшем лечении, оно включает в себя химиотерапию совместно с иммунотерапией. В России такой метод только начинают применять. Пока аналогичное лечение прошли лишь 10 человек со всей страны. А вот в Испании в клинике Sant Joan de Déu Barcelona уже давно так лечат раковых больных, и есть положительный результат.

На лечение Ариши нужны огромные деньги

Как рассказывает Елена, иммунотерапия — это ввод антител, которые «учат» иммунную систему ребенка распознавать и атаковать клетки опухоли.

— В Самаре уже есть мальчик, которому помогает такое лечение. Но оно очень и очень дорогое. Для обычной семьи, для нас, сумма неподъемная — 20 миллионов рублей. У нас мало времени, болезнь развивается. Клиника нас ждет уже сейчас, счет выставлен, документы готовы. Терапия длится год. Увы, оплата должна быть полной.

Сейчас семье удалось собрать около 1 миллиона 400 тысяч рублей. Самостоятельно найти всю сумму родители Арины никогда не смогут.

— Мы очень просим всех неравнодушных помочь, без помощи мы с этим не справимся, — обращается к самарцам Елена. — Спасибо всем, кто нас сейчас поддерживает, коллегами, друзьям, родным.

Как помочь:

Елена Алексеевна Карслян (мама Ариши)

Тинькофф Банк 5536913780019119 Группа ВКонтакте.

20 декабря 2019 года в 9:40 Ариши не стало. Редакция «КП-Самара» выражает соболезнования семье малышки.

Читать еще:  Полировка волос машинкой отзывы

«Она расчесывает волосы, которых нет, а я рыдаю»: мама тяжелобольной девочки рассказала, как врачи отправили дочь умирать

Елена Карслян мечтала стать мамой. Более трех лет они с мужем пытались завести ребенка, и вот наконец-то случилось чудо.

— Беременность протекала тяжело. Очень мучил токсикоз. Два раза лежала в больнице. Но Ариша родилась в срок — 19 мая. Совершенно здоровый ребенок, — рассказывает Елена.

Ариша радовала родителей успехами, росла и развивалась, как и написано в умных книгах для родителей.

— Кроме соплей, которые бывают у всех детей, и кашля у Арины никогда никаких проблем со здоровьем не было. Но в октябре 2018 года у нее пошла носом кровь, паники не было, такое бывает по самым элементарным причинам, например, сухость слизистых. Прошло еще две недели и кровь пошла вновь, но уже ночью, во сне, — вспоминает Елена.

Тогда родные девочки даже не знали, что с этого моменты поменяется их жизнь.

Больницы, анализы, больницы.

Ариша любит прогулки на площадке .

Ночные кровотечения родителей насторожили, и они обратились к педиатру, сдали анализы.

— Анализ крови показал, что мало тромбоцитов. Нас отправили к гематологу на консультацию в Самарскую городскую детскую клиническую больницу №1 имени Н.Н. Ивановой . К врачу мы попали через неделю, повторно сдали кровь. Тромбоциты оказались еще ниже, нас положили в больницу, — вспоминает Елена.

Врачи сразу приступили к диагностике. Так Арина первый раз узнала, что такое общий наркоз.

— У Ариши взяли пункцию костного мозга. Под общим наркозом. Дочка потом жаловалась на боль в костях, но быстро пришла в себя. Шрам остался небольшой. Ждали результата сутки, я не находила себе места от переживаний. На следующий день отправили нас на УЗИ брюшной полости. Результат мне сразу не сказали. Ближе к обеду пришел наш лечащий врач и пригласила на разговор, — уже с трудом сдерживает эмоции Елена. — Врач сообщила, что по результатам пункции обнаружены клетки опухоли, а на УЗИ было выявлено объемное образование надпочечника. Земля ушла из-под ног, мир рухнул в одну минуту. Я не помню, как дошла до палаты.

С этого момента началась борьба за жизнь Арины. 20 декабря девочке сделали операцию по удалению опухоли.

Девочке пришлось вытерпеть множество операций

«Мама, когда косички вырастут?»

Ее дочка была совершенно одна в реанимации, привязана к кровати.

— Пять дней в реанимации, без родителей. Нас пускали ненадолго. Дочку привязали к кровати, чтобы случайно не вытащила трубочки. Потом Арина очень боялась вставать и ходить. Вставала с кровати только, крепко схватив меня за обе руки. Как будто снова училась ходить: в первый день шаг, через день два шага. Живот был разрезан весь: от грудной клетки до пупка и в бок, — с комом в горле произносить Елена.

Дальше начались ежедневные перевязки. Все это только еще больше пугало маленькую Арину, которая до этого даже в больнице ни разу не лежала.

— Арина улыбалась только тогда, когда к нам приходили гости с подарками: папа, бабушки с куклами. Кукол Арина любит больше всего. В больницу мы попали 28 ноября, а вышли только 5 января. Новый год встречали одни в палате. Всех остальных выписали. Изолированность сказывалась. Я уже не знала, чем еще порадовать ее. Состояние у нее было ужасное, — даже сейчас расстраивается мама Арины.

В январе у Ариши начался первый блок химиотерапии. Лечение давалось тяжело: рвота до 16 раз за сутки, девочка почти не вставала и ничего не ела, сильно похудела.

— Мы прошли шесть блоков стандартного протокола. На контрольное обследование уехали в Санкт- Петербург . Обследование показало, что костный мозг не очистился. Врачи решили провести вторую линию химиотерапию. Мы вернулись в Самару и прошли еще два блока. В августе этого года мы поехали еще раз в Санкт-Петербург для забора стволовых клеток и дальнейшей трансплантации костного мозга. Так как костный мозг еще был поражен, в Питере нам провели еще два блока химиотерапии. К сожалению, у нас началась прогрессия заболевания, и врачи оказались бессильны. Мы уехали домой в Самару с рекомендациями паллиативной помощи, — почти плачет Елена.

Иначе говоря, ее дочь отправили домой умирать. От химиотерапии у Арины выпали волосы. К этому малышка пока не привыкла.

— Для нее это было очень тяжело. Теперь у нас менее агрессивная химиотерапия. И у Арины чуть-чуть отросли волосы, буквально на пару сантиметров. Но она все время подходит к зеркалу с расческой, рассчитывается и спрашивает: “Мама, а когда у меня вырастут косички?”. А я ничего не могу ответить, просто плачу, — говорит Елена.

Появилась надежда

Елена сдавать не собирается. Недавно у нее появилась надежда спасти дочь.

— Мы узнали о новейшем лечении, оно включает в себя химиотерапию совместно с иммунотерапией. В России такой метод только начинают применять. Пока аналогичное лечение прошли лишь 10 человек со всей страны. А вот в Испании в клинике Sant Joan de Déu Barcelona уже давно так лечат раковых больных, и есть положительный результат.

На лечение Ариши нужны огромные деньги

Как рассказывает Елена, иммунотерапия — это ввод антител, которые «учат» иммунную систему ребенка распознавать и атаковать клетки опухоли.

— В Самаре уже есть мальчик, которому помогает такое лечение. Но оно очень и очень дорогое. Для обычной семьи, для нас, сумма неподъемная — 20 миллионов рублей. У нас мало времени, болезнь развивается. Клиника нас ждет уже сейчас, счет выставлен, документы готовы. Терапия длится год. Увы, оплата должна быть полной.

Сейчас семье удалось собрать около 1 миллиона 400 тысяч рублей. Самостоятельно найти всю сумму родители Арины никогда не смогут.

— Мы очень просим всех неравнодушных помочь, без помощи мы с этим не справимся, — обращается к самарцам Елена. — Спасибо всем, кто нас сейчас поддерживает, коллегами, друзьям, родным.

Как помочь:

Елена Алексеевна Карслян (мама Ариши)

Тинькофф Банк 5536913780019119 Группа ВКонтакте.

20 декабря 2019 года в 9:40 Ариши не стало. Редакция «КП-Самара» выражает соболезнования семье малышки.

Читать еще:  Термозащита для волос от утюжка отзывы

«Она расчесывает волосы, которых нет, а я рыдаю»: мама тяжелобольной девочки рассказала, как врачи отправили дочь умирать

Елена Карслян мечтала стать мамой. Более трех лет они с мужем пытались завести ребенка, и вот наконец-то случилось чудо.

— Беременность протекала тяжело. Очень мучил токсикоз. Два раза лежала в больнице. Но Ариша родилась в срок — 19 мая. Совершенно здоровый ребенок, — рассказывает Елена.

Ариша радовала родителей успехами, росла и развивалась, как и написано в умных книгах для родителей.

— Кроме соплей, которые бывают у всех детей, и кашля у Арины никогда никаких проблем со здоровьем не было. Но в октябре 2018 года у нее пошла носом кровь, паники не было, такое бывает по самым элементарным причинам, например, сухость слизистых. Прошло еще две недели и кровь пошла вновь, но уже ночью, во сне, — вспоминает Елена.

Тогда родные девочки даже не знали, что с этого моменты поменяется их жизнь.

Больницы, анализы, больницы.

Ариша любит прогулки на площадке .

Ночные кровотечения родителей насторожили, и они обратились к педиатру, сдали анализы.

— Анализ крови показал, что мало тромбоцитов. Нас отправили к гематологу на консультацию в Самарскую городскую детскую клиническую больницу №1 имени Н.Н. Ивановой . К врачу мы попали через неделю, повторно сдали кровь. Тромбоциты оказались еще ниже, нас положили в больницу, — вспоминает Елена.

Врачи сразу приступили к диагностике. Так Арина первый раз узнала, что такое общий наркоз.

— У Ариши взяли пункцию костного мозга. Под общим наркозом. Дочка потом жаловалась на боль в костях, но быстро пришла в себя. Шрам остался небольшой. Ждали результата сутки, я не находила себе места от переживаний. На следующий день отправили нас на УЗИ брюшной полости. Результат мне сразу не сказали. Ближе к обеду пришел наш лечащий врач и пригласила на разговор, — уже с трудом сдерживает эмоции Елена. — Врач сообщила, что по результатам пункции обнаружены клетки опухоли, а на УЗИ было выявлено объемное образование надпочечника. Земля ушла из-под ног, мир рухнул в одну минуту. Я не помню, как дошла до палаты.

С этого момента началась борьба за жизнь Арины. 20 декабря девочке сделали операцию по удалению опухоли.

Девочке пришлось вытерпеть множество операций

«Мама, когда косички вырастут?»

Ее дочка была совершенно одна в реанимации, привязана к кровати.

— Пять дней в реанимации, без родителей. Нас пускали ненадолго. Дочку привязали к кровати, чтобы случайно не вытащила трубочки. Потом Арина очень боялась вставать и ходить. Вставала с кровати только, крепко схватив меня за обе руки. Как будто снова училась ходить: в первый день шаг, через день два шага. Живот был разрезан весь: от грудной клетки до пупка и в бок, — с комом в горле произносить Елена.

Дальше начались ежедневные перевязки. Все это только еще больше пугало маленькую Арину, которая до этого даже в больнице ни разу не лежала.

— Арина улыбалась только тогда, когда к нам приходили гости с подарками: папа, бабушки с куклами. Кукол Арина любит больше всего. В больницу мы попали 28 ноября, а вышли только 5 января. Новый год встречали одни в палате. Всех остальных выписали. Изолированность сказывалась. Я уже не знала, чем еще порадовать ее. Состояние у нее было ужасное, — даже сейчас расстраивается мама Арины.

В январе у Ариши начался первый блок химиотерапии. Лечение давалось тяжело: рвота до 16 раз за сутки, девочка почти не вставала и ничего не ела, сильно похудела.

— Мы прошли шесть блоков стандартного протокола. На контрольное обследование уехали в Санкт- Петербург . Обследование показало, что костный мозг не очистился. Врачи решили провести вторую линию химиотерапию. Мы вернулись в Самару и прошли еще два блока. В августе этого года мы поехали еще раз в Санкт-Петербург для забора стволовых клеток и дальнейшей трансплантации костного мозга. Так как костный мозг еще был поражен, в Питере нам провели еще два блока химиотерапии. К сожалению, у нас началась прогрессия заболевания, и врачи оказались бессильны. Мы уехали домой в Самару с рекомендациями паллиативной помощи, — почти плачет Елена.

Иначе говоря, ее дочь отправили домой умирать. От химиотерапии у Арины выпали волосы. К этому малышка пока не привыкла.

— Для нее это было очень тяжело. Теперь у нас менее агрессивная химиотерапия. И у Арины чуть-чуть отросли волосы, буквально на пару сантиметров. Но она все время подходит к зеркалу с расческой, рассчитывается и спрашивает: “Мама, а когда у меня вырастут косички?”. А я ничего не могу ответить, просто плачу, — говорит Елена.

Появилась надежда

Елена сдавать не собирается. Недавно у нее появилась надежда спасти дочь.

— Мы узнали о новейшем лечении, оно включает в себя химиотерапию совместно с иммунотерапией. В России такой метод только начинают применять. Пока аналогичное лечение прошли лишь 10 человек со всей страны. А вот в Испании в клинике Sant Joan de Déu Barcelona уже давно так лечат раковых больных, и есть положительный результат.

На лечение Ариши нужны огромные деньги

Как рассказывает Елена, иммунотерапия — это ввод антител, которые «учат» иммунную систему ребенка распознавать и атаковать клетки опухоли.

— В Самаре уже есть мальчик, которому помогает такое лечение. Но оно очень и очень дорогое. Для обычной семьи, для нас, сумма неподъемная — 20 миллионов рублей. У нас мало времени, болезнь развивается. Клиника нас ждет уже сейчас, счет выставлен, документы готовы. Терапия длится год. Увы, оплата должна быть полной.

Сейчас семье удалось собрать около 1 миллиона 400 тысяч рублей. Самостоятельно найти всю сумму родители Арины никогда не смогут.

— Мы очень просим всех неравнодушных помочь, без помощи мы с этим не справимся, — обращается к самарцам Елена. — Спасибо всем, кто нас сейчас поддерживает, коллегами, друзьям, родным.

Как помочь:

Елена Алексеевна Карслян (мама Ариши)

Тинькофф Банк 5536913780019119 Группа ВКонтакте.

20 декабря 2019 года в 9:40 Ариши не стало. Редакция «КП-Самара» выражает соболезнования семье малышки.

Читать еще:  Как восстановить волосы после химии

«Она расчесывает волосы, которых нет, а я рыдаю»: мама тяжелобольной девочки рассказала, как врачи отправили дочь умирать

Елена Карслян мечтала стать мамой. Более трех лет они с мужем пытались завести ребенка, и вот наконец-то случилось чудо.

— Беременность протекала тяжело. Очень мучил токсикоз. Два раза лежала в больнице. Но Ариша родилась в срок — 19 мая. Совершенно здоровый ребенок, — рассказывает Елена.

Ариша радовала родителей успехами, росла и развивалась, как и написано в умных книгах для родителей.

— Кроме соплей, которые бывают у всех детей, и кашля у Арины никогда никаких проблем со здоровьем не было. Но в октябре 2018 года у нее пошла носом кровь, паники не было, такое бывает по самым элементарным причинам, например, сухость слизистых. Прошло еще две недели и кровь пошла вновь, но уже ночью, во сне, — вспоминает Елена.

Тогда родные девочки даже не знали, что с этого моменты поменяется их жизнь.

Больницы, анализы, больницы.

Ариша любит прогулки на площадке .

Ночные кровотечения родителей насторожили, и они обратились к педиатру, сдали анализы.

— Анализ крови показал, что мало тромбоцитов. Нас отправили к гематологу на консультацию в Самарскую городскую детскую клиническую больницу №1 имени Н.Н. Ивановой . К врачу мы попали через неделю, повторно сдали кровь. Тромбоциты оказались еще ниже, нас положили в больницу, — вспоминает Елена.

Врачи сразу приступили к диагностике. Так Арина первый раз узнала, что такое общий наркоз.

— У Ариши взяли пункцию костного мозга. Под общим наркозом. Дочка потом жаловалась на боль в костях, но быстро пришла в себя. Шрам остался небольшой. Ждали результата сутки, я не находила себе места от переживаний. На следующий день отправили нас на УЗИ брюшной полости. Результат мне сразу не сказали. Ближе к обеду пришел наш лечащий врач и пригласила на разговор, — уже с трудом сдерживает эмоции Елена. — Врач сообщила, что по результатам пункции обнаружены клетки опухоли, а на УЗИ было выявлено объемное образование надпочечника. Земля ушла из-под ног, мир рухнул в одну минуту. Я не помню, как дошла до палаты.

С этого момента началась борьба за жизнь Арины. 20 декабря девочке сделали операцию по удалению опухоли.

Девочке пришлось вытерпеть множество операций

«Мама, когда косички вырастут?»

Ее дочка была совершенно одна в реанимации, привязана к кровати.

— Пять дней в реанимации, без родителей. Нас пускали ненадолго. Дочку привязали к кровати, чтобы случайно не вытащила трубочки. Потом Арина очень боялась вставать и ходить. Вставала с кровати только, крепко схватив меня за обе руки. Как будто снова училась ходить: в первый день шаг, через день два шага. Живот был разрезан весь: от грудной клетки до пупка и в бок, — с комом в горле произносить Елена.

Дальше начались ежедневные перевязки. Все это только еще больше пугало маленькую Арину, которая до этого даже в больнице ни разу не лежала.

— Арина улыбалась только тогда, когда к нам приходили гости с подарками: папа, бабушки с куклами. Кукол Арина любит больше всего. В больницу мы попали 28 ноября, а вышли только 5 января. Новый год встречали одни в палате. Всех остальных выписали. Изолированность сказывалась. Я уже не знала, чем еще порадовать ее. Состояние у нее было ужасное, — даже сейчас расстраивается мама Арины.

В январе у Ариши начался первый блок химиотерапии. Лечение давалось тяжело: рвота до 16 раз за сутки, девочка почти не вставала и ничего не ела, сильно похудела.

— Мы прошли шесть блоков стандартного протокола. На контрольное обследование уехали в Санкт- Петербург . Обследование показало, что костный мозг не очистился. Врачи решили провести вторую линию химиотерапию. Мы вернулись в Самару и прошли еще два блока. В августе этого года мы поехали еще раз в Санкт-Петербург для забора стволовых клеток и дальнейшей трансплантации костного мозга. Так как костный мозг еще был поражен, в Питере нам провели еще два блока химиотерапии. К сожалению, у нас началась прогрессия заболевания, и врачи оказались бессильны. Мы уехали домой в Самару с рекомендациями паллиативной помощи, — почти плачет Елена.

Иначе говоря, ее дочь отправили домой умирать. От химиотерапии у Арины выпали волосы. К этому малышка пока не привыкла.

— Для нее это было очень тяжело. Теперь у нас менее агрессивная химиотерапия. И у Арины чуть-чуть отросли волосы, буквально на пару сантиметров. Но она все время подходит к зеркалу с расческой, рассчитывается и спрашивает: “Мама, а когда у меня вырастут косички?”. А я ничего не могу ответить, просто плачу, — говорит Елена.

Появилась надежда

Елена сдавать не собирается. Недавно у нее появилась надежда спасти дочь.

— Мы узнали о новейшем лечении, оно включает в себя химиотерапию совместно с иммунотерапией. В России такой метод только начинают применять. Пока аналогичное лечение прошли лишь 10 человек со всей страны. А вот в Испании в клинике Sant Joan de Déu Barcelona уже давно так лечат раковых больных, и есть положительный результат.

На лечение Ариши нужны огромные деньги

Как рассказывает Елена, иммунотерапия — это ввод антител, которые «учат» иммунную систему ребенка распознавать и атаковать клетки опухоли.

— В Самаре уже есть мальчик, которому помогает такое лечение. Но оно очень и очень дорогое. Для обычной семьи, для нас, сумма неподъемная — 20 миллионов рублей. У нас мало времени, болезнь развивается. Клиника нас ждет уже сейчас, счет выставлен, документы готовы. Терапия длится год. Увы, оплата должна быть полной.

Сейчас семье удалось собрать около 1 миллиона 400 тысяч рублей. Самостоятельно найти всю сумму родители Арины никогда не смогут.

— Мы очень просим всех неравнодушных помочь, без помощи мы с этим не справимся, — обращается к самарцам Елена. — Спасибо всем, кто нас сейчас поддерживает, коллегами, друзьям, родным.

Как помочь:

Елена Алексеевна Карслян (мама Ариши)

Тинькофф Банк 5536913780019119 Группа ВКонтакте.

20 декабря 2019 года в 9:40 Ариши не стало. Редакция «КП-Самара» выражает соболезнования семье малышки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector