Biosea-nn.ru

Женский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Непогрешимая Майя Михайловна Плисецкая? (Макарона)

Непогрешимая Майя Михайловна Плисецкая?

В своей книге «Я, Майя Плисецкая» гениальная балерина походя упоминает таксу Бати,замечая в скобках:»подарок Марии Шелл».Доверчивый читатель,уже растаявший под излучением обаяния Майи Михайловны,проглатывает эти строчки про таксу и ссылку на Марию Шелл,как сама такса — горькие пилюли, вдавленные в кусок сливочного масла.И только самые сообразительные псы вместо того,чтобы слопать угощение,его выплёвывают.

Стоп! Какая ещё Мария Шелл? Да та самая знаменитая киноактриса,которая снималась у великого итальянского кинорежиссёра Лукино Висконти в художественном кинофильме «Белые ночи».Недавно были опубликованы её мемуары,в которых Мария Шелл призналась: у неё был многолетний роман с русским композитором Родионом Щедриным.Из-за него она даже чуть было не покончила жизнь самоубийством.Естественно,об этом в мемуарах Майи Михайловны Плисецкой нет ни слова.Равно как и ни тени намёка на то,что в её отношениях с Родионом Константиновичем Щедриным далеко не всё и не всегда было безоблачно. Имя соперницы было всуе употреблено Майей Михайловной Плисецкой.И не означает ровным счётом ничего.Ни перегоревшей ненависти,ни горького упрёка неверному мужу,ни чувства превосходства,с которым почти всегда законные жёны взирают на любовниц.Такса — это просто такса.И нужна рассказчице только для того,чтобы сравнить свою реакцию на музыку Родиона Щедрина с реакцией Бати.Такса нестерпимо завыла при первых звуках телевизионного исполнения какого-то опуса Родиона Щедрина. Кстати,дом в Мюнхене,в котором сейчас живут Родион Щедрин и Майя Плисецкая,купила и подарила любовнику Мария Шелл.

Любовь всегда загадка.И разгадка (если она вообще нужна) в том,что Родион Щедрин и Майя Плисецкая встретились в доме одной из самых обольстительных,самых несгибаемых и самых загадочных женщин ХХ века — Лили Брик?

Всё началось с того,что как-то Лиля Брик прокрутила Родиону Щедрину запись из своей домашней фонотеки: Майя Плисецкая идеально точно спела сложную мелодию из балета Прокофьева «Золушка».Чуть позже,в 1955-ом году,они познакомились — начинающий,двадцатитрёхлетний композитор и тридцатилетняя прима-балерина Большого театра,чья гениальность была видна сразу — с порога,со взгляда,с жеста,с поворота головы.

Лиля Брик не могла не обожать Майю Плисецкую. И — наоборот. Эти две женщины имели слишком много общего. Но самое главное (в нашем случае) — они всегда сами выбирали — кого любить,кого карать,кого оставить себе служить,а про кого счастливо и быстро забыть.Кстати,и та и другая равно были образцово-показательными музами.Но об этом позже.

Так что участь Родиона Щедрина была в известной мере предрешена. Майя Плисецкая сразу же придумала повод для новой встречи: она сказала,что давно хочет поставить танец на музыку из чаплинского фильма «Огни рампы» и попросила записать ноты мелодии. Родион Щедрин быстро исполнил просьбу Майи Плисецкой,но танец так и не был поставлен.

Oни встретились cнова лишь три года спустя.В марте 1958-го года,после блистательной премьеры балета Арама Ильича Хачатуряна «Спартак»,Родион Щедрин сам позвонил Майе Плисецкой и попросился к ней в тренировочный класс.Она надела чёрный облегающий купальник из эластика с большим вырезом.Родион Щедрин смутился и быстро ушёл.Но вечером того же дня позвонил и предложил покататься по Москве.С тех пор они вместе.

О браке никто из них не говорил.Но покорность,с которой Майя Плисецкая «вела» этот роман,удивляла многих.Они уехали на берег Ладожского озера,в Сортавалу.Жили в лесу,в неотапливаемом коттедже.Зверски кусали комары и умываться приходилось из деревенского рукомойника.Зато Родион Щедрин рыбачил в свое удовольствие.

Потом на новой машине Родиона Щедрина они отправились в Сочи.Покупали еду в придорожных сёлах,спали в машине и много говорили о музыке,танцах,будущих постановках.

Вернувшись домой, Майя Плисецкая поняла,что беременна. Она была в самом зените славы (знать бы тогда,что зенит этот затянется на два десятилетия — случай в балете беспрецедентный). Несмотря на горячие протесты Родиона Щедрина,Майя Плисецкая решила не рожать.

Самый романтичный,страстный и трагичный период в их отношениях закончился тем,что 2-го октября 1958-го года Родион Щедрин и Майя Плисецкая зарегистрировали свой брак.

Иногда Майя Михайловна говорит,что ей даже пришлось уговаривать Родиона Щедрина на ней жениться. Шутка,которую может себе позволить только бесконечно уверенная в себе женщина.

«Одилия и Одетта»

Брак с Родионом Щедриным поставил точку и в фантастических рассказах о романах примы.Друзья говорили о Майе Плисецкой,что она чересчур влюбчива. Враги — что она гуляет направо и налево.Но в чем сходятся и те и другие: Майя Плисецкая всегда безумно влюблялась.

Способностью чувствовать Майя Плисецкая была одарена так же щедро,как танцевальным талантом.А может,в её случае это было одно и то же.Есть же точка зрения,что талант непосредственно связан с чувственностью и имеет один источник — сексуальность.Это с колокольни психоаналитиков.А если послушать коллег Майи Плисецкой,так они считают,что её увлечения были естественным следствием карьерного «зажима».Ставка в Большом театре была сделана на Галину Уланову. Да,зал взрывался аплодисментами,когда на сцену выходила Майя Плисецкая.Но она была беспрецедентно высокой и длинноногой для балета (её рост — 164 сантиметра). Плюс репрессированный отец,сосланная в Казахстан мать, родственники за границей и «пятый пункт» в паспорте.Да,всех заморских гостей вели на «Лебединое озеро» Петра Ильича Чайковского с Майей Плисецкой, но из страны её никуда не выпускали и не то что о мировой славе,даже о возможности быть признанной коллегами за рубежом и речи быть не могло.

Так что выходов для темперамента было два.Танцевать в «Лебедином озере», сколько партия прикажет. И вытирать ноги о мужские сердца — столько, сколько захочется самой.

В своих мемуарах Майя Михайловна с большой нежностью пишет о своей первой любви — Вячеславе Голубине. С ним она подрабатывала в концертах в начале сороковых и целовалась за кулисами.В 1947-ом году Вячеслав Голубин должен был танцевать с Плисецкой в «Лебедином озере» на молодежном фестивале в Праге.На первой же репетиции Майя Плисецкая,не вписавшись в поворот, ударила Славу локтем в нос.На открытый перелом наложили швы,а танцовщика отправили в Москву. Больше Голубин с Плисецкой не танцевал.

Чем плохи служебные романы,так это необходимостью после разрыва существовать на одной территории. После разрыва с Майей Плисецкой Вячеслав Голубин стал пить.Он быстро ушёл со сцены и несколько лет спустя повесился в своей квартире.

Роман с Эсфендьяром Кашани тоже вызвал много разговоров.Майя Михайловна вообще никогда не делала секрета из своих увлечений.Прима приезжала домой к танцовщику из кордебалета на чёрном лимузине с шофёром.И это в 1949-ом году,когда московские машины можно было пересчитать по пальцам! Шофёр, естественно,оставался в лимузине. Соседи — а дело происходило в рабочем районе Шаболовки,где были только коммуналки — в свой кайф сплетничали, что «она за ним бегает» (красавец-перс очень нравился женщинам).

Они познакомились в тренировочном классе,у балетного станка.По воспоминаниям Эсфендьяра Хусейновича,неожиданно и сразу они очень понравились друг другу.Весёлая, открытая Майя Плисецкая всегда обращала на себя внимание мужчин.

«У Майи был особый талант и где бы она ни находилось,сразу становилось ясно: она — первая,она — звезда,- вспоминает Эсфендьяр Кашани.Когда она танцевала в «Дон Кихоте» Минкуса,с первого её выхода и до конца первого акта стоял беспрерывный гром аплодисментов. Только она появлялась на лесенке с веером — зал начинал реветь от восторга».

По утрам они виделись в классе,потом гуляли или ходили в кино.Эсфендьяр Кашани был принят в доме Плисецких. Мать Майи благоволила к юноше (Кашани был младше Майи на пять лет). Майя была дружна с матерью Кашани. Роман кончился так же внезапно,как и начался.Плисецкая оставила Кашани, даже не объяснившись.

В середине 70-х Кашани ушёл из Большого театра и стал работать с тренером по фигурному катанию Татьяной Тарасовой — ставил хореографию в танцах на льду. Знаменитые Моисеева и Миненков — это его работа.

Впрочем,давнишний роман не помешал Плисецкой и Кашани танцевать вместе в «Вальпургиевой ночи».А вот своего первого мужа,Мариса Лиепу,Майя Плисецкая при возможности — а возможностей,работая в одном театре, море — уязвляла очень чувствительно и изящно.

Так,выделив Марису Лиепе партию Вронского в балете Родиона Щедрина «Анна Каренина»,Майя Плисецкая скоро передумала.Партию отдали Александру Годунову,а Лиепе предложили роль обманутого Каренина.После спектаклей они втроём,улыбаясь,выходили на поклоны,а когда опускался занавес, холодно кивали друг другу и молча расходились по своим гримуборным.

Вы,конечно,будете смеяться,но Марис Лиепа тоже был младше Плисецкой — аж на одиннадцать лет. Они познакомились в Большом театре во время декады латвийского искусства. То,что у них роман,было ясно каждому, кто видел их вместе.Сразу же Плисецкая и Лиепа начали репетировать «Лебединое озеро» (мы же говорили,что вы будете смеяться). И когда Майе Плисецкой предложили выступить с балетом в Будапеште — это был первый её выезд за границу после длительного перерыва! — она захотела поехать именно с Марисом Лиепой.Но в Министерстве культуры СССР и в КГБ кандидатура Мариса Лиепы не прошла. Тогда Майя Плисецкая,недолго думая, расписалась с партнёром.Их выпустили.

Естественно,скоро она от него ушла.

«Кармен-сюита»,»Анна Каренина», «Конёк-Горбунок»,»Дама с собачкой», «Чайка» — все эти балеты Родион Щедрин написал для жены. Причём три из них Майя Плисецкая сама и поставила.

Галина Уланова ушла со сцены в сорок один год. У Майи Плисецкой,как говорят критики,творческий пик пришёлся на период с сорока до пятидесяти лет.В семьдесят лет она танцевала на своём юбилее.

-Мечтаю об одном,чтобы Родион Щедрин побольше пожил,- сказала Майя Плисецкая в одном из недавних интервью.- Без него жизнь для меня теряет всякий интерес.

— Без Майи Михайловны не только многое не было бы написано,но и музыка моя,наверное, была бы совершенно другой,- вторит ей Родион Щедрин.

— Я думаю, что всё обстоит немножечко наоборот,- отвечает Майя Михайловна.- Это Родион Константинович продлил мою сценическую жизнь.Полагаю,что как композитор он мог бы обойтись без меня,а вот я без него — нет.

Они всегда подчеркивали,что их соединяют не только чувства — общее дело,музыка,балет.»С тех пор как я вышла замуж за Родиона Щедрина,я танцую для него»,- не устает повторять Майя Плисецкая.

Ну,не совсем для Щедрина.

И для Роберта Кеннеди немножко тоже. Роман вполне мог «бабахнуть» аж на два континента:Плисецкая и Кеннеди родились в один день.Узнав об этом, Роберт Кеннеди чмокнул Майю Михайловну Плисецкую в щеку (дело было,естественно,после просмотра «Лебединого озера»). «Между нами словно искра пробежала»,- говорит Майя Плисецкая.На день рождения, который прима встретила в Бостоне, Роберт Кеннеди прислал ей гигантский букет белых лилий,корзину вина и золотой браслет.А когда Майя Плисецкая в 1966-ом году приехала в США,Роберт Кеннеди,тогда уже будучи сенатором,пригласил её на экскурсию по Нью-Йорку.Майя Плисецкая опоздала на полчаса и тогда Роберт Кеннеди купил ей в подарок будильник фирмы «Тиффани» — молчаливый намёк на её опоздание. Они обедали,гуляли.Но если бы Майя Плисецкая могла сказать хоть пару слов по-английски! Из этого мог бы получиться великолепный роман.Но без переводчика разговор не клеился — ведь не на каждое свидание можно взять советского посла (на первой их встрече звёздной паре переводил посол в США Анатолий Добрынин).

Читать еще:  Визуализация на любовь

Ложка дёгтя:в Большом театре к безоблачному семейному счастью нашего творческого дуэта относятся со здоровым скептицизмом.Сусанна Николаевна Звягина,председатель совета ветеранов ГАБТ,многие годы проработавшая вместе с Майей Плисецкой сказала,что в коллективе считали:Плисецкая делала карьеру,а Родион Щедрин её «подпирал».Ни для кого не было секретом,что Майя Плисецкая и Родион Щедрин часто находились на грани разрыва. Родион Щедрин якобы много раз уходил от Майи Михайловны. И только здравые доводы парткома (дескать,кто будет танцевать в Ваших,товарищ Щедрин,балетах и в каком театре,если Вы «слиняете»?) возвращали взбунтовавшегося мужа в лоно семьи.

Так что такса — это всего-навсего такса. Никто не любит нас так преданно и безответно,как животные,подаренные любовницами наших мужей.

Вот уже сорок два года совместной жизни эти два титана русской культуры обращаются друг к другу,как старосветские помещики:Маинька и Родинька

Что терпел муж великой Плисецкой. 85-летию Р.Щедрина посвящается…

Родиона Щедрина и Майю Плисецкую постоянно «разводили», в кулуарах шептались о его «романе» со швейцарской актрисой и о многочисленных молодых любовниках, которых якобы имела знаменитая балерина

Музыку Родиона Щедрина считали и считают за честь исполнять великие артисты мира сего. В эти дни знаменитый композитор принимает поздравления с 85-летием со всего мира, но среди них не будет самого дорогого – от его жены. Однажды его спросили: «А вы не переживаете, что простые люди знают вас прежде всего как мужа Майи ПлисецкойЩедрин только рассмеялся. В другом интервью его попросили назвать три главных желания. И композитор трижды повторил: «Быть вечно с моей женой». К сожалению, его желание не исполнилось.

Держать осанку

2012 год. Родион Щедрин принимает поздравления с прошлым, 80-летним юбилеем. globallookpress.com

Родион Щедрин никогда не смотрелся «живым классиком». Пока рядом была Майя Плисецкая, мы видели композитора смешливым, легким на подъем и подтрунивающим над самим собой. Он совершенно спокойно рассказывает о своем детстве, когда отец пришел в такое отчаяние от поведения отпрыска, что уже готовился записать паренька в ленинградское Нахимовское училище.

Константин Михайлович Щедрин был музыкантом от Бога. Сам окончил духовную семинарию, но музыку не просто понимал и любил, а мог сыграть все услышанное почти на всех инструментах. Он видел, что у сына – абсолютный слух и блестящая музыкальная память. Но заставить мальчика заниматься не было никакой возможности. Отец шел на шантаж: сыграешь вот это – поедешь со мной на Оку на рыбалку. Рыбалку Родион Щедрин обожает всю жизнь.

Когда началась война, их семью эвакуировали в Куйбышев. Там маленький Щедрин близко познакомился с великим Шостаковичеми присутствовал при процессе создания знаменитой Седьмой симонии. Но гораздо больше Родион любил Дмитрия Дмитриевича за то, что тот был необыкновенно добрым человеком и как мог помогал окружающим, в том числе семье Щедриных. Сам Родион Константинович, когда его избрали (по благословению Шостаковича) на пост главы Союза композиторов РСФСР тоже старался помогать, особенно тем музыкантам, чье творчество шло вразрез с советской идеологией.

Когда семья вернулась в Москву, юный Родион решил, что играть гаммы в то время как идет война – это неправильно. И дважды сбегал на фронт. По счастью, в конце 1945-го в столице открыли другое училище – хоровое. Константина Михайловича пригласили туда преподавать. И Щедрин-старший попросил, чтобы взяли и сына. В училище была интернатская система и полувоенная дисциплина. Там были только мальчики. Во время пения они должны были держать осанку. Один из педагогов, которого дети прозвалиКадетом, бил их, если замечал, что кто-то облокачивается на стену или сутулится, а провинившихся отправлял в карцер. Может быть, поэтому Щедрин всегда такой подтянутый, а любимым качеством в женщине называет грацию.

Дмитрий Шостакович. wikimedia

Музыка и политика

В училище Родион начал сочинять музыку и удостаивался похвальных отзывов от знаменитых композиторов. Но, когда в 1948 году начали травить Шостаковича за формализм, в этом же грехе обвинили и юного Щедрина. С тех пор, наверное, он понял, что музыка вовсе не вне политики. И несколько раз за свою жизнь снова в этом убеждался. Например, в 1968 году он, уже автор двух симфоний, балетов и других серьезных произведений, член Союза композиторов, отказался подписывать письмо, поддерживающее ввод советских войск в Чехословакию. Он уже был женат на Майе Плисецкой, которую только-только начали выпускать на мировые гастроли с Большим театром (долгие годы Плисецкая была невыездной). Звездной семье пригрозили большими неприятностями, Щедрин был вынужден уволиться из консерватории.

Майя Плисецкая и Родион Щедрин дома. globallookpress.com

И тогда он решил сочинить нечто к столетию В.И. Ленина. Но сделал по-хитрому: взял тексты документальных воспоминаний, а не специально написанные панегирики, и написал ораторию «Ленин в сердце народном», музыку из которой потом исполняли во многих и отнюдь не социалистических странах.

Николай Рыбников в фильме «Высота»

Но это не мешало ему быть автором таких произведений, как, например, «Бюрократиада», написанная на текст инструкции, А вся страна до сих пор поет марш из кинофильма «Высота»: «Не кочегары мы, не плотники», большей частью не подозревая, что это тоже Щедрин.

На излете советской власти Щедрин был избран депутатом Верховного Совета СССР, где яростно полемизировал сГорбачевым, и генсек даже не хотел пускать его на трибуну.

Главное, чтобы купальник сидел

Майя Плисецкая в фильме 1965 года «Новогодний календарь»

Встреча таких людей, безумно одаренных и с трудом уживающихся с советской властью, как Щедрин и Плисецкая, была, наверное, предопределена свыше. Но осуществила ее знаменитая Лиля Брик, большая любовь Маяковского. У Лили даже в советское время был салон, где собирались «випы». Туда приходила Майя Плисецкая. Брик разработала целый план, как помочь Майе сделаться выездной.

Однажды Брик предложила Щедрину послушать, как некая балерина поет музыку Прокофьева к балету «Золушка». Щедрин удивился, что танцовщица обладает абсолютным слухом и чистым голосом. Потом Родион и Майя познакомились лично. Окончательно Щедрин влюбился, когда Плисецкая пригласила его в балетный класс. На ней был импортный купальник-стрейч, обтягивающий прелестную фигуру. Они поженились 2 октября 1958 года и прожили почти 57 лет.

Майя Плисецкая готовится к выступлению. globallookpress.com

Щедрин писал не только балеты для Майи Плисецкой. Он – автор семи опер, в том числе по произведениям Гоголя, Лескова и Набокова, пяти балетов, каждый из которых так или иначе действительно связан с Плисецкой, а также трех симфоний, 14 концертов и многих других сочинений. Щедрину заказывали музыку для художественных и мультипликационных фильмов и драматических спектаклей.

Майя Плисецкая, Владимир Тихонов в балете Родиона Щедрина «Анна Каренина» по роману Л.Н. Толстого

Родион Константинович всегда был прекрасным пианистом, он даже во время учебы в консерватории хотел забросить сочинительство и быть только исполнителем, слава богу, его отговорили. Работал он, как говорила Плисецкая, круглые сутки и переживала, что в шесть утра муж уже на ногах.

Особенно хорошо работалось Щедрину в Литве, где еще при советской власти супругам выделили участок, а уже в отделившейся республике им было предоставлено почетное гражданство. Злопыхатели любили пообсуждать, что пара якобы почти не живет в России. Но, когда все сбережения превратились в прах, когда народу стало не до классической музыки, а Плисецкая не находила применения своим способностям на родине, Щедрину сделало предложение известное немецкое музыкальное издательство, где хранятся рукописные партитуры величайших в истории композиторов. Они заказали ему хотя бы три сочинения, Щедрин написал в десять раз больше.

Мы долгое эхо друг друга

Родион Щедрин и Майя Плисецкая в 2009 г. globallookpress.com

Щедрина и Плисецкую постоянно «разводили». Перешептывались, что у композитора был роман с актрисой Марией Шелл и что она якобы подарила ему ту самую квартиру в Мюнхене, которой Плисецкая и Щедрин часто пользовались в последние годы. Родион Константинович на это отвечал, что действительно дружил с Марией, но никакого романа у них не было. Плисецкой приписывали в любовники и молодых танцовщиков Большого, и артистов, и политиков, даже Роберта Кеннеди. Щедрин всегда смеялся над этим и говорил, что он прекрасно понимает всех мужчин, влюблявшихся в Майю Михайловну.

Владимир Путин, Майя Плисецкая, Родион Щедрин на концерте, посвященном открытию новой сцены Мариинского театра в Петербурге. 2 мая 2013 г. Wikimedia

Наверное, когда люди вместе почти 60 лет и оба они – гении, между ними может случиться что-то такое, что не предназначено для посторонних глаз. Но одну свою боль Родион Константинович не скрывал. Он очень хотел, чтобы у них были дети. «Несколько раз мы обсуждали этот вопрос, — деликатно рассказывал композитор. – И каждый раз Майя обещала: вот станцую это, вот отрепетирую то…». И дети так и не родились.

Любили ли Плисецкая и Щедрин друг друга? На этот вопрос может быть только один ответ. Достаточно было посмотреть на Родиона Константиновича во время концерта, посвященного 90-летию великой балерины. Майя не дожила до юбилея полгода. Она ушла внезапно, от обширного инфаркта. И до последних дней обсуждала все детали предстоящего праздника, готовилась к нему, моталась между разными городами.

Родион Щедрин и Майя Плисецкая, 1999 год. globallookpress.com

Наверное, глядя на сцену, Родион Константинович вспоминал эти обсуждения до мельчайших подробностей, снова слышал голос Майи, видел ее перед собой – всегда гордую, ослепительную, острую на язык. По его лицу текли слезы.

Майя Плисецкая: почему «неправильная балерина» всю жизнь не могла заснуть ночами

Всегда модно одетая, в окружении поклонников, красивая, элегантная, легко находящая язык почти с каждым, Плисецкая казалась воплощением мечты о счастье и успехе. Мало кто знал, что балерина с детства страдает бессоницей, и не просто так. За её отцом, дипломатом Михаилом Плисецким, пришли именно ночью — апрельской ночью тридцать седьмого года. Зимой его расстреляли.

Читать еще:  Фильм про любовника и замужнюю женщину

Мать, киноактрису Ра (Рахиль) Мессерер, после этого тоже арестовали и отправили вместе с грудным малышом Азарием в Казахстан, в АЛЖИР — Акмолинский лагерь жён изменников родины. Старших детей, Майю и Александра, забрали родственники. Сашу — танцор балета Асаф Мессерер. Майю тринадцати лет — балерина Суламифь Мессерер. Ещё один дядя, Азарий, умер раньше, после ареста свояка, от разрыва сердца. Другой дядя Мессерер Маттаний оказался по доносу в Соликамском лагере.

Такие причудливые имена своим детям давал дед Майи, Михаил, еврей-литвак и стоматолог. Ему нравилось звучание ветхозаветных имён. Майя запомнила его постоянно рассказывающим о давно уже случившейся смерти девятилетней дочери, Пнины — девочка умерла от воспаления мозга. Пломбы, которые Михаил Мессерер ставил людям, служили десятилетиями. Он этим гордился.

Девочка с протёртыми носками ботинок

Детство Майи и до того нельзя было назвать обычным. Когда ей было семь, Плисецкие поселились на Шпицбергене, очень холодном норвежском архипелаге в Северном Ледовитом Океане. Михаил Плисецкий сначала руководил там «Артктикуглем», а потом стал ещё и советским генеральным консулом. В Москву семья вернулась за год до ареста отца. Он продолжал работать в «Арктикугле».

С балетом Майю познакомила её вторая мама (да, тётя Суламифь удочерила Майю, чтобы у неё была нормальная анкета — иначе многие пути перед девочкой оказались бы закрыты). Суламифь отвела девочку на детскую постановку, «Красную шапочку», и Майя так вдохновилась, что дома всё время танцевала партии из постановки. «Наша девочка,» поняла тётя и отдала её в хореографическое училище. Это было перед отъёздом на Шпицберген. Майю не хотели брать, потому что принимали тогда с восьми лет — тётя уговорила. Но на Шпицбергене было, конечно, не до балета, но каждый год Майя приезжала немного заниматься.

Воспоминания детства, нормального детства, когда рядом была первая мама, был папа, Майя хранила как драгоценность.

Как пустила по ручью плавать туфельки — хотелось, чтобы они стали кораблями, а мать потом убивалась — где в конце двадцатых так запросто достанешь детские туфли? Как на дачу приходил бабушку лечить китаец, а саму Майю отвозили просто к сельскому доктору. Правда, Майя была не больна: она засунула себе в нос канцелярскую железную кнопку. Как представлялась незнакомцам Маргаритой — имя нравилось. Как на фасаде дома напротив, кинотеатра, наискось от подъезда Плисецких, висел огромный портрет мамы.

Майя жила в восьмикомнатной квартире своего деда. После революции квартиру, конечно, уплотнили, но большинство комнат занимали собственные дети бывшего хозяина. В ванной жила майина няня с мужем, а в дальней комнате — пианист Цфасман. По длинному коридору Майя бегала, когда приходило настроение порезвиться. Манера бега у неё была особенная — на высоких полупальцах. Никто не знал, почему так, но на любой обуви горели мыски.

На Шпицберген нельзя было в детстве Майи долететь на самолёте. Плисецкий с семьёй ехали на поезде через Варшаву, через Берлин (кругом пестрели свастики), потом Данию. Из Дании морем — в Норвегию, с береговой Норвегии советским ледоколом — до Шпицбергена. Развлекались дети на Шпицбергене только лыжами. Однажды, никого не предупредив, Майя ушла на лыжах на другой край острова — захотелось посмотреть другой город. Пока шла, началась пурга, но девочку это не смутило. У неё всю жизнь сохранялся такой характер: какая разница, что против меня, если я чего-то хочу?

Правда, на Шпицбергене Майя не умерла чудом. Когда она начала замерзать, её нашли посланные следом спасатели с собакой.

О том, что жить пока придётся с тётей, Майя узнала, зайдя к ней с цветами после тётиного выступления. Со второй мамой отношения были странные. Всё, что связано с балетом, пришло, кажется, в жизнь Майи через неё. Она же для поддержки отправляла Майе телеграммы от лица мамы. Но каждый день тётя попрекала девочку хлебом, одеждой, своей добротой, унижала — это доставляло ей удовольствие. Брату Саше пришлось лучше — ни дядя Асаф, ни дядина жена не упрекнули его своей помощью ни разочка.

Не меньше половины родственников, которых знала Майя в детстве, умерли во время войны. От одного дяди после того, как во время его дежурства разбомбили дом, другой дядя нашёл только руку — и узнал. Двоюродные братья умерли на фронте. Война сильно проредила и Мессереров, и Плисецких…

Неправильная балерина

Взрослая Плисецкая всегда была немного неправильной. Критиковала моду учить балету с дошкольного возраста: к сорока годам будут убиты все суставы (сама танцевала до самой смерти в возрасте в весьма преклонном, по общим меркам). Критиковала репетиции «до упаду», считая их скорее позёрством, опасным, опять же, для суставов, и горячо спорила с начальством, которое от неё таких репетиций требовало. На сцене не любила повторов и если могла что-то изменить, не мешая работе остальных — меняла, если не каждый раз, то часто. Могла выйти на сцену то так, то этак. Режиссёрам приходилось смиряться.

Майя славилась своими любовными победами. Она часто флиртовала с мужчинами, а до брака ещё и завела роман с российским персом пятью годами моложе: приезжала к нему в коммунальную квартиру на личном автомобиле с шофёром. Надолго и серьёзно она вышла замуж за компзитора Родиона Щедрина — и все вокруг утверждали, что она ему изменяет. Среди любовников называли Роберта Кеннеди, Андрея Миронова и многих других.

Но те, кто знали Плисецкую близко, утверждали, что ей нравится флирт ради флирта, чувствовать себя желанной — и что мужа она любила горячо, беззаветно, во время гастролей названивала ему порой по международной связи.

В тридцать-тридцать пять балерины обычно рожают ребёнка: именно в таком возрасте карьера танцовщицы заканчивается. Плисецкая на вопросы о ребёнке тоже отвечала: когда танцевать закончу. Но не заканчивала. Танцевать ей нравилось больше, хотя муж иногда заговаривал о детях.

Всё такое же немного неправильное Плисецкую привлекало. Хобби у неё было — собирать необычные, забавные фамилии. Высматривала их в газетных заметках, в титрах фильмов.

Майя всю жизнь оставалась худой, на вопросы о диете говорила — надо меньше есть. Но выбор продуктов, которые составляли её рацион, шокировал бы современных любительниц худеть. Плисецкая исключала из еды мясо, яйца, паслёновые, молочные продукты — и притом спокойно ела мучное и жирную селёдку.

Селёдку она вообще обожала! В тридцатые годы это было самое доступное лакомство.

В советское время многие думали, что модные платья Плисецкая привозит из-за границы. Но большинство своих нарядов она покупала дома, у фарцовщиков. Но мода не была её главным увлечением. Плисецкая была страстной футбольной болельщицей, в Мюнхене (после переезда) ходила на стадион чаще, чем в театры. В этом было что-то от её прабабушки — та обожала ходить в суды, болела почти всегда за ответчиков и даже угощала их пирожками. Других азартных зрелищ тогда в литовской дореволюционной провинции не было.

Мало кто знает, что Плисецкая не сама ушла из Большого театра с прицелом потихоньку переехать на запад — её уволили по достижении шестидесяти пяти лет. Майю увольнение обидело. После распада СССР она предпочла литовское гражданство и вообще к Москве очень охладела. Умерла она в неполные девяносто лет в Германии, где жила свои последние годы — умерла во время подготовки к своему юбилейному выступлению. Всё ещё танцовщицей.

Фото: Legion-media, Persona stars, ТАСС, А. Становой/ТАСС, Instagram

Майя Михайловна Плисецкая

Наверное, балерины не стареют, или, может быть, они владеют каким то особенным секретом борьбы со временем. Или этот секрет знают только великие балерины, великие женщины? Как знали его полумифические, полуисторические героини. Секрет «вечной молодости» возносил любую женщину в сонм божественных, недосягаемых, делал её предметом поклонения. И сколько дам отдало бы все сокровища мира, всех любовников, все блага ради одного — никогда не состариться. А сколько дам «полегло» на поле битвы с возрастом, сколько трагедий знает эта борьба, сколько разрушенных судеб, сколько драматического, да и комического в этой, в общем то, неравной битве, потому что время неумолимо побеждает.

И всё же «наши» иногда прорываются. Взгляните на фотографии Плисецкой последних лет, ей богу, она всё та же девочка, какой была пятьдесят, сорок, тридцать лет назад, иногда даже кажется, что она хорошеет год от года, появляется какая то одухотворённая, глубокая красота. И хоть сама Майя Михайловна писала, что в двадцать лет женщина круглые сутки выглядит хорошо, после тридцати — три четыре часа в сутки, а после пятидесяти — несколько минут, на неё это правило не распространяется. Она уже много лет на сцене и в жизни выглядит восхитительно. И она всё ещё танцует… Абсолютный рекорд в балете… Если в искусстве могут быть рекорды…

Когда Майя Михайловна выходила замуж за Родиона Щедрина, Лиля Юрьевна Брик, близко знавшая Плисецкую, пошутила в адрес жениха: «Ваш выбор мне нравится. Но один изъян у Майи велик. Слишком много родственников по всему белому свету». Действительно, в семье Михаила Борисовича Мессерера — деда Плисецкой по матери, зубного врача, было двенадцать детей, и все они, так или иначе, роднились, а некоторые связали свою жизнь с балетом, например Асаф Мессерер — виртуозный танцовщик и превосходный педагог.

Рахиль Михайловна, мать Плисецкой, тоже была не чужда искусству. Восточная её внешность привлекала режиссёров, и Ра Мессерер снималась ещё в немых сентиментальных фильмах в ролях возрождающихся узбекских женщин. Лишь отец был далёк от изящного ремесла и занимал вполне земные администраторские должности. В 1932 году его назначили генеральным консулом и начальником угольных рудников на Шпицбергене. На этом суровом острове состоялся сценический дебют маленькой Майи в опере Даргомыжского «Русалка», которую смогли осилить обитатели местной русской колонии, коротая бесконечные зимние вечера. Роль Русалочки досталась рыженькой дочке генерального консула.

Трудно сказать, что в большей степени определяет выбор жизненного пути, особенно если дело касается совсем ещё юного создания, однако наша героиня буквально целыми днями изводила родителей просьбами о поступлении в хореографическое училище. Наконец, отцу дали отпуск, и по прибытии в Москву в 1934 году девочку определили в балетную школу в класс бывшей солистки Большого театра Евгении Ивановны Долинской. Однако первый «танцевальный» год Майи длился недолго, родители должны были возвращаться на Шпицберген, а дочку, несмотря на обилие родни, оставить в Москве было не с кем.

Читать еще:  Реальные любовные истории из жизни людей

Новая полярная зима на острове длилась для девочки особенно медленно, Майя очень тосковала по, казалось бы, так легко приобретённому любимому занятию и так скоро отнятому. И как только наступила весна, отец, видя томление дочери, решил отправить девочку с первым ледоходом на Большую землю. Майя отстала от своего класса, и новым педагогом её оказалась Елизавета Павловна Гердт — человек славный, незлобивый, ровный — как пишет о ней сама Плисецкая. «Но аналитической мудрости, профессионального ясновиденья природа Гердт не отпустила. Она видела, что это правильно, а это нет, но объяснить, научить, что, как, почему, „выписать рецепт“ не могла». Всю свою танцевальную жизнь Майя Михайловна страдала от того, что не получила она полноценного, классического балетного образования, что многие открытия в школе пришлось делать самой ценой проб и ошибок.

Учёба в хореографическом училище шла своим чередом: плие, фондю, большие батманы, стёртые в кровь пальцы. А между тем тридцать седьмой неумолимо приближался, и пришёл он к двенадцатилетней Майе 30 апреля, за несколько часов до первомайской демонстрации, к которой девочка радостно готовилась, пришёл на рассвете, с чугунной тяжестью шагов и внезапным, пугающим звонком. Дальше — зловеще типичная череда событий тех лет. Арест матери, расстрел отца, опечатанная квартира и некуда идти…

Майю приютила тётка Суламифь, артистка балета, отношения с которой складывались непросто. С одной стороны, девочка обязана была своей родственнице многим: что не сдали Майю в сиротский дом, что имела она возможность по прежнему заниматься любимым делом. С другой стороны, Суламифь «…в расплату за добро каждый день, каждый день больно унижала меня». Семья Плисецких распалась, детство для Майи кончилось. Брат Александр остался жить у дяди Асафа.

Благодаря добрым людям — стрелочнице на станции, которой Рахиль под ноги выбросила из тюремного вагона записку, — удалось Майе узнать о судьбе матери. Бывшую киноактрису, жену бывшего генконсула сослали в Чимкент. О судьбе отца великая балерина Плисецкая узнала только в 1989 году из скупой справочки о реабилитации.

А балет жил своей, красивой, яркой жизнью, далёкой от реальности и ужасов ГУЛАГа. Ученики хореографического участвовали в текущем репертуаре Большого. Майя танцевала фею крошку в «Спящей красавице» и цветы в «Снегурочке», охотно бегала на репетиции основной труппы и с замиранием сердца следила за отточенностью арабесок гастролёрши из Ленинграда — божественной Улановой. 21 июня 1941 года Майя Плисецкая удачно дебютировала в выпускном концерте училища в сопровождении оркестра Большого на сцене филиала с «Экспромтом» Чайковского. «Московская публика приняла номер восторженно. Может быть, это был — смело говорить — пик концерта. Мы кланялись без конца. Мать была в зале, и я сумела разглядеть её счастливые глаза, лучившиеся из ложи бенуара».

Да, перед самой войной судьба неожиданно улыбнулась их семье — из ссылки с маленьким братом, родившимся летом 1937 года, возвратилась Рахиль. После Чимкента она поселилась вместе с Майей у Суламифи. И каждый вечер Рахиль устанавливала раскладушку у самых дверей крохотной комнаты, в которой они жили вчетвером — среднего брата забрать у Асафа не было никакой возможности. Однако настоящие лишения пришли с войной. Благодаря хлопотам Суламифи Плисецким удалось эвакуироваться в Свердловск, где в тесной трехкомнатной квартире скромного инженера набилось 14 человек. Теперь основным родом деятельности Майи стали очереди — с трехзначными номерами на руках, с редкими, но яростными ссорами, с отрешёнными глазами товарок по длинному унылому ряду. И чем медленнее двигались бесчисленные очереди, чем быстрее летело время, тем сильнее Плисецкую охватывала паника. Уже год она жила без тренировки, была без балета. Ещё больнее жалили Майю доходившие до Свердловска сведения, что занятия в родном училище продолжаются.

В отчаянии Плисецкая решилась на безумный по законам военного времени поступок — без пропуска она пробралась в Москву и, несмотря на пропущенный год, была принята в единственный выпускной класс Марии Михайловны Леонтьевой. Наградой за упорство и преданность балету для Плисецкой стала пятёрка на экзамене весной 1943 года и зачисление в труппу Большого театра.

Начинала она с кордебалета, с одной из восьми нимф в опере «Иван Сусанин». Конечно, честолюбивая дебютантша обижалась, переживала, пыталась обратиться к помощи родственников: «Я раньше не танцевала в кордебалете…» Однако дядя Асаф был неумолим и краток: «А теперь будешь».

«Ослушаться я не могла, но протестовать — протестовала. Вставала вместо пальцев на полупальцы, танцевала без грима, перед началом не грелась».

Чтобы поддерживать себя в надлежащей форме Плисецкая охотно участвовала в концертах в клубах Москвы. Тут она отводила душу, танцевала всё, что хотелось: «Умирающего лебедя», «Мелодию» Глюка, «Элегию» Рахманинова. Сцены бывали чаще всего тесными, узкими, холодными, но именно они, безымянные, похожие одна на другую, с тусклым освещением и поспешным одеванием, дали уверенность в себе балерине Плисецкой, да и средства к существованию они приносили немалые. Много лет, уже будучи признанной примой балета, Плисецкая обращалась к этим клубным сценам, когда наступали финансовые затруднения, и неизменно эти «левые» концерты выручали её.

Впервые успех в театре пришёл к Майе Михайловне в «Шопениане». Каждый прыжок молодой балерины, в котором она на мгновение фантастично зависала в воздухе, вызывал гром аплодисментов. Появились первые поклонники, уже некоторые балетоманы приходили «на Плисецкую». Однажды после «Шопенианы» к Майе подошла знаменитая Ваганова. Репетиция с прославленным педагогом преобразила Плисецкую, это был тот трамплин, с которого вознеслась на балетный Олимп наша героиня.

К концу войны, к тому времени, когда в Большой возвратились звезды театра, Плисецкая уже прочно утвердила своё имя в ряду наиболее перспективных артистов.

По детски счастлива была балерина, когда после премьеры «Раймонды» её фотографии и маленькая заметка о новой танцовщице появилась на страницах «Огонька».

Решающую роль в жизни Плисецкой сыграл балет «Лебединое озеро». На каких только сценах, в каких только городах не танцевала Майя Михайловна свою Одиллию Одетту. Более восьмисот раз… Тридцать лет — 1947—1977 й… «Я считала и считаю поныне, что „Лебединое“ — пробный камень для всякой балерины. В этом балете ни за что не спрячешься, ничего не утаишь. Все на ладони… вся палитра красок и технических испытаний, искусство перевоплощения, драматизм финала. Балет требует выкладки всех душевных и физических сил. Вполноги „Лебединое“ не станцуешь. Каждый раз после этого балета я чувствовала себя опустошённой, вывернутой наизнанку. Силы возвращались лишь на второй, третий день».

Мировая известность пришла к Плисецкой ещё в те годы, когда она из за всесильного советского КГБ считалась «невыездной». Пять лет Майю Михайловну вычёркивали из списков гастролёров, пять лет она ходила по кабинетам чекистских и партийных начальников, пять лет унижений, прошений и — неизменный отказ без объяснения причин. Но Сол Юрок, знаменитый американский импресарио, уже намечает репертуар будущих гастролей, уже всех высокопоставленных иноземных гостей водят «на Плисецкую», уже Арагон, известный французский поэт, в очередной приезд в СССР грозится поговорить о балерине и её злосчастьях с самим Хрущёвым. Но лишь в 1959 году, когда ненавистного руководителя КГБ Серова сменяет более лояльный начальник, Плисецкую наконец включают в семидесятидневный тур по США. Так начиналась всемирная слава русской балерины.

Со своим мужем Родионом Щедриным Плисецкая познакомилась в доме Лили Брик в 1955 году на одном из приёмов, устроенном в честь приезда в Москву Жерара Филипа. Но мимолётная встреча лишь спустя три года переросла в настоящую любовь. После премьеры «Спартака» Щедрин позвонил Майе Михайловне и попросился прийти к ней в класс. Ну а вечером было путешествие по Москве, летом — отдых в Карелии, а к осени — поездка на машине к морю, и с тех пор они не расстаются более сорока лет. В августе 1958 года наша героиня забеременела. Ей предстоял трудный выбор — родить от любимого человека и бросить балет либо продолжать танцевать. Она избрала второй путь.

С именем Щедрина связаны и балеты, которые Плисецкая называет «мои». Когда основательно поднадоел старый, вековой репертуар — «Спящая красавица», «Дон Кихот», «Лебединое озеро» — Майя Михайловна стала задумываться о своих пристрастиях — что бы такое ещё станцевать. «Мысль о Кармен жила во мне постоянно — то тлела где то в глубине, то повелительно рвалась наружу. С кем бы ни заговаривала о своих мечтах — образ Кармен являлся первым…»

Поначалу Плисецкая хотела увлечь этой мыслью Шостаковича, но Дмитрий Дмитриевич отказался, мотивируя это тем, что музыка Бизе настолько сильна, что любая новая трактовка знаменитой истории о цыганке будет лишь раздражать. Тогда за дело взялся Родион Щедрин. Он нашёл единственно верный вариант. Памятуя слова Шостаковича, Щедрин максимально сохранил музыку французского композитора, приспособив её к хореографической интерпретации. Так появилась «Кармен сюита». Балет, за который Плисецкая долго сражалась с власть предержащими, отстаивая своё право на творчество, был поставлен кубинцем Альберто Алонсо.

Первый опыт повлёк за собой новые. В 1971 году Плисецкая начинает репетиции «Анны Карениной», музыку которой тоже написал Щедрин. Идею этого балета подсказала, как ни странно, Жаклин Кеннеди. Восхитившись Майей Михайловной на гастролях в США, жена американского президента поразилась, насколько великая русская балерина похожа на героиню Толстого. За Толстым последовал Чехов — балеты «Чайка» и «Дама с собачкой».

Светской жизни Майи Плисецкой можно только позавидовать. Она была близкой приятельницей Лили Брик, дружила с сестрой Брик Эльзой Триоле и её мужем Арагоном. Портрет Плисецкой рисовал Шагал, для неё ставил балеты Морис Бежар, её наперебой приглашали на приёмы президенты, премьер министры и короли. Роберт Кеннеди, узнав, что у Плисецкой день рождения в один с ним день, при жизни, каждый год, где бы в это время ни находилась великая балерина, присылал ей неизменно корзину цветов и подарок. Пьер Карден изготовил Плисецкой собственноручно и бесплатно костюмы для «Анны Карениной» и «Чайки». И за всем этим — любимое дело и любимый человек. Возможно, в этом и заключается секрет вечной молодости Майи Плисецкой.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector