Biosea-nn.ru

Женский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как читать книги и при этом не разориться: Daily Culture

Как читать книги и при этом не разориться?

Те, кто остаются верны бумажной книге, сталкиваются с высокой цены. Это касается не только топовой нон-фикш прозы, но и современной учебной литературы и, конечно же, мировой классики. Когда вы последний раз покупали книгу не в букинистической лавке и не скачивали очередной «список 20 книг, которые необходимо прочитать к 30 годам» за 1.99 $, а шли в магазин за отличным романом в твердом переплете? Сегодня бумажная книга из типографии потеряла монополию на распространение знаний. По сути, книгопечатанье как основной символ нашей цивилизации находится под угрозой. Но давайте попробуем разобраться, в чем все-таки дело и на самом ли деле все идет к катастрофе.

Книги никогда не были дешевыми, но в них была постоянная потребность, что уравновешивало цену и спрос. Что мы видим сегодня: книги пишутся, издаются и продаются, но выручка едва ли может покрыть все расходы производства. Да и цель производства – заработать, никто не отменял. Вот и выходит, что на пути от рукописи автора до прилавка магазина, книга получает десятки «накруток» в цене. Это обычный закон экономического существования, нечему здесь удивляться.

Мы привыкли к библиотекам подписных изданий наших бабушек, но часто забываем, что живем уже в совершенно другом мире. Здесь хочется ввести правило: в этой статье мы не противопоставляем книгу бумажную и книге электронной. Консервативное сердце сопротивляется, но мы дети современности. И первое правило – за все нужно платить. Жестоко звучит, но нужно привыкнуть.

С появлением интернета книга превратилась в электронный текст, тысячи тысяч знаков, несущих знания. Мы настолько развращены многообразием возможностей и бесконечной информацией, что даже не замечаем, как превратились в тотальных воров. Мы берем музыку, фотографии, книги из безликого интернета, складируем это богатство в гаджетах, удовлетворяемся обладанием и …. забываем.

Подобный процесс постепенно сходит на нет во многих странах, но необузданное потребление – бич века. Мы не приучились платить за информацию, нам проще скачать неудобную pdf версию, чем заплатить за адаптированную оцифрованную книгу. Взглянем на реальность: все изменилось, мы существуем в электронном мире, что требует создания новых форм привычных нам вещей. Издательства, книжные магазины, которые пошли в ногу со временем, являются создателями новой формы чтения – электронной книги. Индустрия книгопечатанья адаптировалась, но сделал ли тоже самое читатель? Отчасти.

Так как же не разориться, если ты любишь читать? Окей, скажет читатель, я купил электронную книгу, начал покупать литературу для нее, но денег уходить меньше не стало! Здесь на помощь приходит добродетель Франклина – воздержанность. Признайтесь, вы накачали сотню-другую романов, в надежде прочитать их, например, в дороге. Узнаете себя? Автор статьи лично себя узнает. Сегодня, когда крепость уже не дом, а компьютер, когда «самое важное» мы сохраняем на жестком диске, мы маниакально запасаемся информацией – книгами, статьями, постами. Но разве может быть столько «самого важного»?

Воздержанность от подобной внутренней распущенности позволяет отделить значимое от сиюминутного. Нет ничего плохого в пытливости разума. Но посмотрите на полки с книгами. Вы прочитали их? Много ли неважных или неинтересных книг среди тех, которые вы купили? Едва ли. Ведь любитель книг считает себя ответственным за этих бумажных детишек.

Да, книги дорогие. Но стоит сравнить наши траты на кофе, приложения, одежду, машину и стоимость той «самой важной» книги и мы понимаем, что книгу вполне можем позволить.

Почему книги такие дорогие: они продукт. Важна не цена, а позиция в отношении ее. Читать и не разориться поможет вдумчивое использование современных ресурсов. Да и нельзя забывать о буккроссинге, который возвращает радость от обмена книгами.

Когда-нибудь книгопечатанье исчезнет, технологии окончательно завладеют, миром но пока есть бумажная книга не исчезнет интимность чтения. В конце концов, хорошо, если вы купили тот список за 1.99, но лучше, если вы его прочитаете.

Почему книги такие дорогие. А книжных ярмарок становится все больше

08.12.11, 07:15

Книжных и околокнижных мероприятий от года к году становится все больше. А книг все меньше, и стоят они все дороже. В многообразии ярмарок и законах ценообразования искал смысл Михаил ЭДЕЛЬШТЕЙН.

Приятное место

Сначала в Москве была одна-единственная сентябрьская книжная ярмарка на ВДНХ и ее не слишком удачный уменьшенный клон — мартовские «Книги России». Потом ВДНХ превратилась в ВВЦ, а к тамошней ярмарке прибавилась более разборчиво-интеллектуальная «non/fiction», проходящая за месяц до Нового года в Центральном доме художника. В середине 2000-х возник летний Открытый книжный фестиваль. Открытый — не в том смысле, что все остальные закрытые, а потому что проходит на свежем воздухе — во внутреннем дворике того же ЦДХ.

Осенняя ярмарка на ВВЦ и «non/fiction»и по сей день остаются главными мероприятиями книжного сезона, но фестивали и ярмарки меньшего масштаба размножаются в последние годы с исключительной быстротой. Из концептуально внятных новинок, имеющих шанс на дальнейшее мужание и взросление, следует отметить по крайней мере три: «Бу!фест», «Bookmarket» и «Новую площадь» (для двух последних нынешний год был дебютным).

«Бу!фест», называющий себя «фестивалем вольных издателей», за три года своего существования сменил несколько площадок. В этом году он прижился в дизайн-центре «ARTPLAY на Яузе» — место для подобного мероприятия более чем подходящее. Дело в том, что «Бу!фест» — это не только и даже не столько книжная ярмарка, но и ряды со всяческим рукоделием плюс сцена, где выступают клубные команды разной степени безвестности. Поэтому отведенные под «Бу!фест» площади поделены натрое: музыка перед павильоном с книжками, цацки, бирюльки, висюльки и все такое прочее во дворе за павильоном с книжками — и собственно павильон с книжками. Основная идея: создать приятное место для в меру интеллектуального семейного досуга. Ребенок обучается фенькоплетению, мама бродит среди прялок, шкатулок и сережек, а отец слушает Инну Желанную. Потом все вместе заходят в павильон, покупают что-нибудь себе и ребенку (детские книжки на последнем «Бу!фесте» составляли примерно половину ассортимента) — и отправляются домой. На эту идею работает даже время проведения ярмарки — самый конец августа, когда все уже вернулись с дач и из отпусков, но еще не пошли в школу и на работу.

Культура возвращается

«Bookmarket» и «Новая площадь» проходили чуть позже «Бу!феста», одновременно с ярмаркой на ВВЦ («Bookmarket» даже был официально к ней «приписан»). В итоге получилось что-то вроде недели книги, когда на разных городских площадках можно купить и обсудить книги. Правда, в планы организаторов, как это часто бывает с опенэйрами, вмешалась погода. Особенно пострадал «Bookmarket», задуманный как часть грандиозного собянинского плана по «реструктуризации» Парка культуры («Культура возвращается в Парк культуры» — официальный слоган фестиваля). Бродить под непрекращающимся холодным дождем по набережной Москвы-реки было совсем уж неуютно. Впрочем, основные фестивальные мероприятия проходили на крытой сцене. Здесь зачитывали фрагменты переписки Улицкой и Ходорковского, нобелевский лауреат по физике Константин Новоселов рассказывал об истории углерода, а Петр Мамонов — о смысле жизни. «Петр, как жить, если предал самый близкий человек?» — спрашивает его девушка из зала — и Петр отвечает.

Целевая аудитория фестиваля — жители мегаполиса, «интересующиеся интересным», следящие за интеллектуальной модой и стремящиеся шагать в ногу со временем. Над сценой — портреты Бродского, Сорокина и Гоголя. Около сцены продают книгу Артемия Лебедева «Ководство». Книга толстая, стоит полторы тысячи, запаяна в целлофан, заглянуть внутрь невозможно. «О чем это?» — спрашивает потенциальная покупательница. «Не знаю. Он же пиарщик. Думаю, там пустые страницы», — продавщица оказывается философом не хуже Мамонова. Продуманная зона отдыха — шатер, где усталый путник может сесть в кресло и почитать снятую с полки книжку Дины Рубиной или Джона Гришема. Детей развлекают комиксами и наиновейшими компьютерными играми: ребенок машет руками в метре от экрана, а на экране разлетаются на куски перерубленные тенью его руки ананасы и лимоны. Детский книжный автобус «Бампер» раскрашен в веселые кислотные цвета, на удивление напоминающие тот легендарный автобус, на котором некогда Кен Кизи и «Веселые проказники» разъезжали по Америке.

И «Bookmarket», и «Новая площадь» — дети Открытого книжного фестиваля. Первый программный директор летнего мероприятия в ЦДХ Александр Гаврилов теперь отвечает за концепцию «Bookmarket’a».А его сменщик, директор «культового» книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов, имеет непосредственное отношение к ярмарке «Новая площадь». Собственно, история «Новой площади» и началась с того, что «Фаланстер» открыл в обновленном Политехническом музее магазин «Циолковский». А потом было решено видоизменить, переименовать и перенести во двор музея книжную ярмарку для небольших интеллектуальных издательств, которую несколько лет проводило издательство «AdMarginem».

По сравнению с «Bookmarket’ом»на «Новой площади» меньше развлечений, больше интеллектуальных дискуссий. Ощутимо стремление организаторов придать мероприятию политическую окраску: прямо у входа предлагают журнал либертарных коммунистов, рядышком притулились свободные марксисты. Имеется свободный микрофон — любой желающий может выйти и рассказать какую-нибудь книжную историю. Из знаменитостей — Олег Кашин и Захар Прилепин. В динамиках — классика рока. Семейные развлечения не предусмотрены, организаторы выше этого. Поэтому главные достопримечательности здесь — развал с винилом и коньяк в розлив по демократичной цене.

Это который Гумилев?

Однако по ассортименту книг по-прежнемувне конкуренции ярмарка на ВВЦ. Ее принято ругать за помпезность и попсовость — и не без оснований. Хулителей понимаешь сразу же по входе в павильон: вместо Мамонова о смысле жизни на стенде «АСТ» рассуждает Михаил Веллер. Через пару рядов потрепанный мужчина со взором горящим пытает продавца: «Это который Гумилев? Их же было два брата: один стихи писал, другой про историю. Мне нужен тот, что про историю». Такого, конечно, на «Новой площади» не услышишь.

Но на самом деле всякого эксклюзива здесь тоже в избытке — у маленьких издательств зачастую просто не хватает людей, чтобы торговать одновременно в разных точках, и они по привычке выбирают ММКВЯ. Экономический эффект такого выбора сомнителен — на ВВЦ очень дорогие стенды. «Чтобы окупить участие в этой ярмарке, мне нужно продать весь свой ассортимент два раза», — объясняет мне директор по развитию небольшого детского издательства. И тут же добавляет: «На “Новую площадь” или “Bookmarket” мы бы, может, и заявились, но нас в конторе всего двое, не разорваться. Так что будем стоять только на ВВЦ». Считается, что участие в главной сентябрьской ярмарке — вопрос престижа: если издатель пропустил ММКВЯ, то он скорее мертв, чем жив. Это, конечно, не так, например, пару лет назад от участия в ней отказалось вполне процветающее «Новое литературное обозрение» — просто сочло экономически невыгодным и перестало выставляться. Но что могут себе позволить хедлайнеры, того рядовые по-прежнему боятся.

Для умных

Успешно сосуществует с ММКВЯ — с поправкой на масштаб, разумеется – ярмарка «non/fiction», которая в этом году проходит уже в тринадцатый раз. Некоторые, правда, считают, что интеллектуальность давно уже трактуется организаторами ярмарки слишком вольно, что селекция должна быть жестче, отсутствие Донцовой и Устиновой — еще не достаточный повод для гордости, программа мероприятий невыразительна, а все действо в целом потеряло прелесть новизны и погрязло в рутине. Так появляются мероприятия вроде той же «Новой площади». Однако факт остается фактом: если вы хотите получить максимально полное представление о том, что выходило за последний год в категории «литература для умных», вам в конце ноября — начале декабря не избежать похода в ЦДХ.

И вот в этом вся проблема. Предложенный рецепт действует, только если ЦДХ находится в часе езды от вашего дома. А в трех часах от Москвы уже совсем другая жизнь. «Одиночных» книжных почти не осталось, подавляющее большинство магазинов принадлежит крупным книготорговым сетям. В них даже ассортимент ходового худлита весьма ограничен, а уж книги, которые могут уйти в количестве одного-двух экземпляров, хозяев заведомо не интересуют. То есть практически от всей научнойлитературы и от большей части качественного нон-фикшна провинция попросту отсечена.

Выходом могли бы стать маленькие магазинчики с индивидуальным набором книжек. Но это предприятие настолько экономически сомнительное, что ничего подобного московским «Фаланстеру», «Нине» или «Гилее» не существует даже в Питере, не говоря уже о более мелких городах. Там, где подобные точки все же возникают, это происходит благодаря отдельным энтузиастам, а не как проявление естественного хода вещей. Большинство издателей хорошо знают человека из Ярославля, который на каждой ярмарке обходит лотки, скупая новинки — какие-то в количестве двух-трех экземпляров, какие-то по пачке, — грузит приобретенное в машину и везет домой продавать. Но Ярославль — большой, относительно богатый город с культурными традициями, да к тому же находится недалеко от Москвы. В соседних Костроме, Иванове, Владимире ничего подобного нет. Что уж говорить о Сибири или Дальнем Востоке.

Поэтому события, которые должны были бы быть рутинными, ощущаются как культурный прорыв. Допустим, если в Перми открывается магазин интеллектуальной книги, то это становится темой для новостных сайтов. А уж на Красноярской книжной ярмарке и вовсе каждый год высаживается десант журналистов, представляющих едва ли не все основные издания. Но не у каждого региона есть свой Прохоров. И не у каждого Прохорова есть сестра — филолог и издатель, способная подсказать идею такого фестиваля и взяться за его организацию.

Некультурные цены

Другая сторона той же проблемы — это цены. Цены на книги растут все последние годы с опережением инфляции. Издатели пеняют на дорожающую бумагу, дорогостоящие типографские услуги, непомерные транспортные расходы. Есть и еще одна причина: средние тиражи неуклонно снижаются, растущие издержки делятся на все меньшее число экземпляров. Плюс основная проблема: книготорговцы, предпочитающие не расширять ассортимент, обучаясь работать с не самым ходовым товаром, а взвинчивать цены на сравнительно небольшое количество ударных позиций. Как результат, книга дорожает в два — два с половиной раза по пути от московского издательства до московского же крупного книжного. А за уральским хребтом продажная цена отличается от отпускной уже в четыре-пять раз.

Пути выхода из этой ситуации непонятны. Зато понятны ее ближайшие следствия. Это распад единого культурного пространства, разрушение библиотечной сети (у библиотек нет денег закупать дорожающие издания), гибель провинциальных научных школ, деквалификация преподавателей и студентов региональных вузов (перечисляю только самые очевидные). Уже сейчас практически любая гуманитарная диссертация, защищаемая в провинции, заведомо некачественна, если у соискателя не было возможности просидеть полгода в столичных библиотеках и обойти московские книжные на предмет скупки новинок по своей теме (не говорю уже про литературу на иностранных языках).
А ярмарки/фестивали — что ж, все они по-своему хороши, все слеплены с душой и фантазией. И хорошо, что их становится все больше, — ученые немцы уверяют, что количество со временем дает новое качество.

Код для размещения ссылки на данный материал:

Почему книги такие дорогие

Дорога в Россию
Элементарный уровень

Учебник в трех частях для взрослых учащихся. Первая часть готовит к тесту элементарного уровня (А1).

Звоните нашим консультантам!

org@zlat.spb.ru (общий отдел)
sales@zlat.spb.ru (отдел продаж)

Почему книги «Златоуста» такие дорогие?

Иногда нам приходится слышать от Вас, дорогие коллеги, и от Ваших студентов упрёки по поводу высоких цен на наши книги. Почему учебник по РКИ стоит столько же, а иногда и больше, чем толстый роман?

Почему учебники по РКИ такие дорогие?

  1. Мы полностью коммерческая организация, а значит, должны быть самоокупаемы.
  2. Узкая специализация наших изданий (я думаю, можно справедливо сказать: наших с вами изданий) не позволяет выпускать большие тиражи. Максимальный единовременный тираж наших изданий составляет сегодня 5000-6000 экземпляров, в среднем же – 1500, в то время как массовые художественные произведения выходят тиражами по 30 000 экземпляров, что существенно снижает их себестоимость, а соответственно, и отпускную цену.
  3. Современные преподаватели и их зарубежные студенты становятся всё более требовательными к полиграфическому качеству учебников. Мы стараемся делать наши книги яркими и интересными. Мы гордимся тем, что печатаем книги, которые нравятся нам и которые высоко оценивают наши читатели.
  4. Мы работаем на отечественной полиграфической базе. Высокая зависимость отечественных типографий от импортных материалов, приобретаемых за валюту, существенно влияет на производственные затраты издательства. Ежегодно только типографские услуги дорожают на 15-20%.
  5. Мы полностью выплачиваем гонорары нашим авторам. Мы никогда не выпускали и не выпускаем тиражей без согласия или вне ведома наших авторов. Именно поэтому мы призываем всех коллег уважать авторский труд и не злоупотреблять копированием книг. Копирование целых книг является уголовным преступлением: кражей интеллектуальной собственности.

Главный редактор издательства «Златоуст» А.В. Голубева

Что мы делаем для того, чтобы снизить цены?

  1. Мы поддерживаем многолетние отношения с типографиями, которые предоставляют нам скидки на печать даже очень небольших тиражей и отсрочки платежей. При составлении сметы расходов на производство каждой новой книги мы рассматриваем до десяти вариантов печати тиража в различных типографиях, включая зарубежные.
  2. Мы стараемся быть в курсе развития технологий, использующихся при записи аудиоматериалов. Если раньше в качестве аудиоприложений к нашим пособиям выпускались кассеты (при этом, поскольку объём записываемого материала, как правило, довольно большой, комплект к одной книге мог состоять из четырех кассет), то сейчас мы в основном используем компакт-диски. Вы могли обратить внимание, что последние CD-диски мы записываем в MP3 формате. Это позволяет нам записать большое количество аудиоматериала на одном диске, а значит сделать продукт дешевле.
  3. Мы используем дополнительные источники финансирования для увеличения тиража издания: соиздания с вузами, где работают наши авторы, гранты государственных программ поддержки книгоиздания Роспечати, РГНФ, Правительств Москвы и Санкт-Петербурга. Издательство также активно работает с различными российскими организациями и фондами, закупающими литературу для последующей бесплатной передачи учебным центрам и библиотекам за рубежом.
  4. Мы активно продаем лицензии на издание наших пособий в отдаленные регионы, чтобы избежать затрат на транспортировку.
  5. Если мы не можем установить адекватную цену на будущую книгу в печатном виде, мы предлагаем её приобрести в электронном виде. В 2009 году мы существенно расширим ассортимент предлагаемых электронных книг.

Выпускающий редактор издательства «Златоуст» Л.И. Веселкова

Почему книги дорогие

По утверждениям одного главреда и другого гендиректора, цена на книгу для покупателя состоит из:

Отпускной цены издательства, которая складывается из:

1. Расходов на полиграфию и печать — 30-40%.

2. Расходов на автора (выкуп прав, аванс), дизайн, вёрстка, зарплаты и прочее — 60-70% соответственно.

Но потом на эти 100% отпускной цены накручиваются ещё 200-250% наценки оптовика, розницы, магазина и пр.

В случае бумажной книги это хоть как-то оправдать можно материальностью книг: расходы на логистику, аренду, возвраты, зарплаты и прочее.

Но в случае электронной? За что такая накрутка, простите?

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Ну сколько можно пребывать в заблуждении что цена определяется себестоимостью. при капитализме живем.

Реальный алгоритм ценообразования(скажем так шарообразный в вакууме)

1. Тщательно считаем все расходы и затраты.

2. Прикидываем за сколько здесь это можно впарить.

3. Выкидываем нахрен первую цифру.

2. Прикидываем за сколько здесь это можно впарить.

Ошибаемся в расчетах, морозим книги на полках, постоянно снижаем тиражи, отказываемся от авторов («ваши книги не покупают»), ищем авторов еще слабее, но новых («а вдруг этих купят»). Впрочем, упрек в адрес издательств здесь был бы не вполне справедлив — они-то сдают книги оптовикам по разумной цене. Но потом все почему-то удивляются, что народ не хочет покупать неизвестного автора по 500 рэ при себестоимости книжки в 100 рэ.

Так это кто в заблуждении пребывает-то? Главред «Астрель-Спб»? Или издатель, путешественник, генеральный директор Издательской группы «Эксмо-АСТ», включающей издательства «Эксмо», АСТ и Корпорацию «Российский учебник», совладелец компании «Новый книжный — Буквоед», издательства «Манн, Иванов и Фербер» и председатель совета директоров Тверского полиграфического комбината. Член Правления Российского книжного союза и вице-президент общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРа России»? Фамилия которого слишком известная, чтобы я вам её называл

Главред и гендиректор или оба зицы и ни фуя не знают, или просто болтали что попало (остальные варианты не рассматриваем). Ибо есть такие хрени, как накладные расходы и норма рентабельности, которые вполне сравнимы по сумме с 1 и 2.

Я на лабиринте покупаю бумажные книги — цена доступная, когда сезон скидок (а они там постоянно)
А еще покупаю бумажную книгу, а потом читаю её же, но с пиратского сайта

П.С. сейчас не покупаю художку отечественных современных авторов, кроме Фрая

Ну, если книга продается и так, и так, это оправданно. Если цена электронной будет ниже бумажной, последнюю просто никто не купит.

Читать еще:  Самая скучная книга
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector