Biosea-nn.ru

Женский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отзывы о книге Чтец

Отзывы о книге Чтец

Купить книгу в магазинах:

Феноменальный успех романа современного немецкого писателя Бернхарда Шлинка «Чтец» (1995) сопоставим разве что с популярностью вышедшего двадцатью годами ранее романа Патрика Зюскинда «Парфюмер». «Чтец» переведен на тридцать девять языков мира, книга стала международным бестселлером и собрала целый букет престижных литературных премий в Европе и Америке.Внезапно вспыхнувший роман между пятнадцатилетним подростком, мальчиком из профессорской семьи, и зрелой женщиной так же внезапно оборвался, когда она без предупреждения исчезла из города. Через восемь лет он, теперь уже студент выпускного курса юридического факультета, снова увидел ее – среди бывших надзирательниц женского концлагеря на процессе против нацистских преступников. Но это не единственная тайна, которая открылась герою романа Бернхарда Шлинка «Чтец».

Обсуждение книги Чтец

Недавно это книжка оказалась у мамы, и она хотела дать мне ее почитать, но получилось так, что книжку обязательно надо было прочесть за выходные и вернуть в понедельник, но, если прочесть я успевала, то вернуть раньше понедельника вечера у меня никак не получалось, в итоге книжка (не без сожалений с моей стороны) от меня утекла.

Сейчас, по прочтении, понимаю, что я бы ничего не потеряла, если бы не вздумала удовлетворять свое любопытство, разыскав «Чтеца» — на мой взгляд книжка совершенно безынтересная и какая-то серая. Да и тема концлагерей и переживаний по их поводу хоть и будет вечно актуальной, и всегда будет вызывать душевный трепет, но для меня является в некотором роде запретной — на эту тему можно писать или что-то действительно качественное, продуманное, выстраданное, или не трогать ее вовсе.

Познакомилась с этой книгой, когда шумиха вокруг нее (и вокруг фильма) поутихла. Не люблю навязанного рекламой чтения (хотя частенько попадалась на крючок, о чем потом жалела). Так вот, о данном произведении могу сказать следующее.

Во-первых, описанная связь мальчика и зрелой женщины вызвала любопытство, но не впечатлила и не нашла у меня понимания. Все-таки, на мой взгляд, это ненормально.

Во-вторых, книга совсем не об этом. Это очень серьезный и глубокий роман, каким он сначала не кажется,затрагивающий очень сложные для восприятия и осмысления теперешними читателями вопросы. Мы ушли далеко от этих проблем. Но автор заставляет проникнуться в изложение поставленных им вопросов, ты невольно становишься судьей героям, ведь надо же как-то отнестись и к Ханне и к ее «мальчику». Но это уже для каждого вопрос индивидуальный.

Книга однозначно достойна высоких баллов. Читайте и получайте свою порцию размышлений.

Нужно было посмотреть экранизацию для того, чтобы я все таки осознала, что думаю о книге.
Роман достойный, но ни великим, ни гениальным я бы его не назвала. Все таки, он скорее о связи юного парня со взрослой женщиной. Все важные темы (война, концлагеря, конфликт поколений — дети стыдятся отцов) затронуты поверхностно, они как будто фон для любовной линии. Мне кажется, автор тему недостаточно раскрыл. Но! Пищу для размышлений он дал, и это замечательно.
И я не осталась равнодушна к истории главной героини, она меня действительно зацепила. После прочтения книги, я сразу же побежала смотреть фильм, так что и про него здесь скажу. Порадовало, что сюжет книги они не сильно исказили. Не понравилась ужасная халтура. С сюжетом они заморочились, а на атмосферу наплевали.Михаэль в 20 лет выглядит как в 15. А через 10 лет резко превращается в старика. Ханна зачем-то учится писать по-английски. И еще много-много мелочей, которые не позволяют верить в происходящее. Зато игра Кейт Уинслет — это любовь. Считаю, что она вытащила весь фильм.

На одну полку с великими классиками я «Чтеца» точно не поставлю. Но в душе история отозвалась.

Роман состоит из трех частей. В первой части происходит знакомство пятнадцатилетнего школьника со взрослой женщиной, вдвое старше его. Он – сын профессора, она – неграмотная, одинокая, возможно, из рабочей семьи. В их связи доминируют два процесса — чтение и интимные отношения. Поначалу казалось, что это будет история о неравных возрастных отношениях между подростком и зрелой хищницей, о страсти и муках ревности, о неравных социальных возможностях у каждого. Но автор капнул намного глубже.
Во второй части романа выясняются самые нелицеприятные факты – она во время войны работала надсмотрщицей в концентрационном лагере. Поэтому основное внимание в этой части уделено судебному процессу.
Третья часть – попытка найти оправдание злодеянием, осмыслить прошлое и научиться жить дальше, с одной стороны, а с другой — осознание, искупление вины.

Красной нитью всего произведения проходит мучительный злободневный вопрос главного героя: «Что делать нам, новому поколению с ужасными фактами нацистского прошлого своих родителей? Как понять и вместе с тем осудить? Как найти силы жить с коллективной виной?»

Чтец — Бернхард Шлинк

Книгу Чтец — Бернхард Шлинк читаем онлайн бесплатно полную версию! Чтобы начать читать не надо регистрации. Напомним, что читать онлайн вы можете не только на компьютере, но и на андроид (Android), iPhone и iPad. Приятного чтения!

Книга Чтец — Бернхард Шлинк читать онлайн бесплатно без регистрации

    Содержание
ГлаваСтр.
ЧАСТЬ I1
Глава 32
Глава 53
Глава 74
Глава 85
Глава 97
Глава 108
Глава 119
Глава 1211
Глава 1312
Глава 1413
Глава 1614
Глава 1715
Глава 216
Глава 417
Глава 519
Глава 720
Глава 821
Глава 922
Глава 1023
Глава 1124
Глава 1225
Глава 1326
Глава 1427
Глава 1628
Глава 1729
Глава 230
Глава 431
Глава 532
Глава 733
Глава 834
Глава 935
Глава 1137
Глава 1238

Когда мне было пятнадцать лет, я перенес желтуху. Болезньначалась осенью и кончилась с наступлением весны. Чем холоднее и темнеестановился старый год, тем слабее делался я. Только в новом году дело пошло напоправку. Январь был теплым, и моя мать стелила мне на балконе. Я видел небо,солнце, облака и слышал, как играют во дворе дети. Как-то ранним вечером вфеврале я услышал пение дрозда.

Мой первый после болезни путь вел меня с Блюменштрассе, гдемы жили на третьем этаже массивного, построенного на рубеже веков дома, наБанхофштрассе. Там в один из понедельников в октябре меня вырвало по дороге изшколы домой. Уже несколько дней я чувствовал тогда такую слабость, какой нечувствовал еще никогда в жизни. Каждый шаг стоил мне усилий. Когда я поднималсядома или в школе по лестнице, ноги едва несли меня. Есть мне тоже не хотелось.Даже когда я голодный садился за стол, во мне вскоре поднималось отвращение. Поутрам я просыпался с пересохшим ртом и с таким чувством, будто мои органытяжелым и неуместным грузом лежат в моем туловище. Мне было стыдно быть такимслабым. Мне было особенно стыдно, когда меня вырвало. Этого со мной в моейжизни тоже еще никогда не случалось. Мой рот стал наполняться, я попыталсясглотнуть, крепко сжал губы, приложил ко рту руку, но все вырвалось у меня изорта и сквозь пальцы. Потом я прислонился к стене дома, глядел на рвотную массуу моих ног и давился светлой слизью.

Женщина, принявшаяся помогать мне, делала это почти грубо.Она взяла меня за руку и повела меня через темный подъезд дома во двор. Наверхуот окна к окну были натянуты веревки и на них висело белье. Во дворе стоялаполенница дров; в мастерской с открытыми дверями визжала пила и летели опилки.Рядом с дверью во двор был кран с водой. Женщина повернула его, обмыла сначаламою руку и затем, собрав в пригоршню ладоней воду, плеснула мне ее в лицо. Явытер лицо полотенцем.

Рядом с краном стояли два ведра, она взяла одно и наполнилаего. Я взял и наполнил второе и пошел следом за ней через проход подъезда. Онашироко размахнулась, вода с шумом выплеснулась на тротуар и смыла то, что изменя вышло, в канавку стока. Она взяла ведро, которое держал я, и пустила ещеодин водный поток по тротуару.

Потом она выпрямилась и увидела, что я плачу.

— Парнишка, — сказала она с удивлением, — парнишка…

Она прижала меня к себе. Я был едва выше ее ростом,чувствовал ее грудь на моей груди, чувствовал в тесноте объятия свой плохойзапах изо рта и запах ее свежего пота и не знал, что мне делать с моими руками.Я перестал плакать.

Она спросила меня, где я живу, оставила ведра в подъезде иповела меня домой. Она шла рядом со мной, неся в одной руке мой портфель, адругой поддерживая меня за локоть. От Банхофштрассе до Блюменштрассе идтинедалеко. Она шла быстро и с решимостью, которая облегчала мне задачу неотставать от нее. Перед нашим домом она попрощалась.

В тот же день моя мать вызвала врача, который поставилдиагноз: желтуха. Позже я рассказал ей о той женщине. Не думаю, что я потомкогда-нибудь пошел бы к ней по своей воле. Но моя мать считала вполнеестественным то, что я, как только буду в состоянии, куплю этой женщине букетцветов, представлюсь ей и поблагодарю ее. Так в конце февраля я пошел наБанхофштрассе.

Того дома на Банхофштрассе сегодня больше нет. Я не знаю,когда и зачем его снесли. Вот уже много лет я не был в своем родном городе.Новый дом, построенный в семидесятых или восьмидесятых годах, имеет пять этажейи большую пристроенную мансарду, он отвергает своей конструкцией эркеры ибалконы и покрыт гладко-светлым слоем штукатурки. Множество звонков указываетна наличие в нем множества маленьких компактных квартир. Квартир, в которыелюди въезжают и из которых они выезжают так же, как берут напрокат машину ипотом оставляют ее. На первом этаже там сейчас компьютерный магазин; до этоготам были хозяйственно-косметическая лавка, продуктовый магазин и видеотека.

У старого дома при той же высоте было четыре этажа: первый,сложенный из отшлифованных алмазом силикатных квадров, и над ним три этажадобротной кирпичной кладки с эркерами, балконами и оконными обрамлениями изпесчаника. На первый этаж и на лестничную клетку вело несколько ступенек,пошире снизу и поуже кверху, схваченных по обеим сторонам стенами, к которымбыли прикреплены железные перила и которые закручивались внизу, как панцирь уулитки. По бокам от двери стояли колонны, и с углов эпистиля на Банхофштрассевзирали два льва: один — налево, другой — направо. Подъезд, через которыйженщина подвела меня тогда к крану, был боковым.

Уже в раннем детстве я заметил этот дом. Он господствовалнад всем рядом построек улицы. Я думал, что если он вдруг еще больше раздастсявширь и прибавит в тяжести, то соседним домам придется сдвинуться в сторону иуступить ему место. Я представлял себе внутри его лестницу, отделаннуюштукатуркой, украшенную зеркалами и дорожкой с восточным узором, которуюдержали на ступеньках до блеска отполированные рейки из желтой меди. Я ожидал,что в этом господском доме будут жить такие же люди-господа. Но поскольку домот времени и от дыма проходящих мимо паровозов стал темным, то я ижильцов-господ представлял себе мрачными, сделавшимися какими-то причудливыми,быть может, глухими или немыми, горбатыми или хромыми.

В более поздние годы я то и дело видел этот дом во сне. Всесны были похожими — вариации одного сна и одной темы. Я иду по незнакомомугороду и вижу дом. Он стоит в ряду домов в квартале, которого я не знаю. Я идудальше, сбитый с толку, потому что знаю дом, но не знаю городского квартала.Потом меня осеняет, что дом-то я уже видел раньше. При этом я думаю не оБанхофштрассе в моем родном городе, а о другом городе или другой стране.Скажем, во сне я иду по Риму, вижу там дом и вспоминаю, что уже видел его вБерне. Это пережитое во сне воспоминание меня успокаивает; снова увидеть дом вдругом окружении кажется мне не более странным, чем случайно увидеться снова состарым приятелем в незнакомом месте. Я поворачиваюсь, возвращаюсь обратно кдому и иду по ступенькам наверх. Я хочу войти. Я нажимаю на кнопку звонка.

Если я вижу дом где-нибудь за городом, то тогда сон длитсядольше, или же я могу потом лучше вспомнить его подробности. Я еду на машине.По правую руку от себя я вижу дом и еду дальше, сперва только озадаченный тем,что дом, место которому явно на городской улице, вдруг стоит в открытом поле.Потом мне приходит в голову, что я уже видел его, и это вдвойне сбивает меня столку. Когда я вспоминаю, где я уже его встречал, я поворачиваю и еду обратно.Дорога в моем сне всегда пустынна; визжа шинами, я без помех разворачиваюсь ина большой скорости еду назад. Я боюсь, что опоздаю, и еду быстрее. Потом я вижуего. Он окружен полями — рапсовыми, ржаными или виноградными в Пфальце,лавандовыми — в Провансе. Местность равнинная, иногда слегка холмистая.Деревьев нет. День совсем ясный, светит солнце, воздух подергивается и дорогаблестит от жары. Брандмауэры придают дому вид какого-то отрезанного,недовершенного. Это могли бы быть и брандмауэры какого-нибудь другого дома. Домвыглядит не мрачнее, чем на Банхофштрассе. Но окна в нем совсем запыленные и недают ничего рассмотреть во внутренних помещениях, даже занавесей. Дом слеп.

Отзывы о книге Чтец

Купить книгу в магазинах:

Феноменальный успех романа современного немецкого писателя Бернхарда Шлинка «Чтец» (1995) сопоставим разве что с популярностью вышедшего двадцатью годами ранее романа Патрика Зюскинда «Парфюмер». «Чтец» переведен на тридцать девять языков мира, книга стала международным бестселлером и собрала целый букет престижных литературных премий в Европе и Америке.Внезапно вспыхнувший роман между пятнадцатилетним подростком, мальчиком из профессорской семьи, и зрелой женщиной так же внезапно оборвался, когда она без предупреждения исчезла из города. Через восемь лет он, теперь уже студент выпускного курса юридического факультета, снова увидел ее – среди бывших надзирательниц женского концлагеря на процессе против нацистских преступников. Но это не единственная тайна, которая открылась герою романа Бернхарда Шлинка «Чтец».

Обсуждение книги Чтец

Недавно это книжка оказалась у мамы, и она хотела дать мне ее почитать, но получилось так, что книжку обязательно надо было прочесть за выходные и вернуть в понедельник, но, если прочесть я успевала, то вернуть раньше понедельника вечера у меня никак не получалось, в итоге книжка (не без сожалений с моей стороны) от меня утекла.

Сейчас, по прочтении, понимаю, что я бы ничего не потеряла, если бы не вздумала удовлетворять свое любопытство, разыскав «Чтеца» — на мой взгляд книжка совершенно безынтересная и какая-то серая. Да и тема концлагерей и переживаний по их поводу хоть и будет вечно актуальной, и всегда будет вызывать душевный трепет, но для меня является в некотором роде запретной — на эту тему можно писать или что-то действительно качественное, продуманное, выстраданное, или не трогать ее вовсе.

Познакомилась с этой книгой, когда шумиха вокруг нее (и вокруг фильма) поутихла. Не люблю навязанного рекламой чтения (хотя частенько попадалась на крючок, о чем потом жалела). Так вот, о данном произведении могу сказать следующее.

Во-первых, описанная связь мальчика и зрелой женщины вызвала любопытство, но не впечатлила и не нашла у меня понимания. Все-таки, на мой взгляд, это ненормально.

Во-вторых, книга совсем не об этом. Это очень серьезный и глубокий роман, каким он сначала не кажется,затрагивающий очень сложные для восприятия и осмысления теперешними читателями вопросы. Мы ушли далеко от этих проблем. Но автор заставляет проникнуться в изложение поставленных им вопросов, ты невольно становишься судьей героям, ведь надо же как-то отнестись и к Ханне и к ее «мальчику». Но это уже для каждого вопрос индивидуальный.

Книга однозначно достойна высоких баллов. Читайте и получайте свою порцию размышлений.

Нужно было посмотреть экранизацию для того, чтобы я все таки осознала, что думаю о книге.
Роман достойный, но ни великим, ни гениальным я бы его не назвала. Все таки, он скорее о связи юного парня со взрослой женщиной. Все важные темы (война, концлагеря, конфликт поколений — дети стыдятся отцов) затронуты поверхностно, они как будто фон для любовной линии. Мне кажется, автор тему недостаточно раскрыл. Но! Пищу для размышлений он дал, и это замечательно.
И я не осталась равнодушна к истории главной героини, она меня действительно зацепила. После прочтения книги, я сразу же побежала смотреть фильм, так что и про него здесь скажу. Порадовало, что сюжет книги они не сильно исказили. Не понравилась ужасная халтура. С сюжетом они заморочились, а на атмосферу наплевали.Михаэль в 20 лет выглядит как в 15. А через 10 лет резко превращается в старика. Ханна зачем-то учится писать по-английски. И еще много-много мелочей, которые не позволяют верить в происходящее. Зато игра Кейт Уинслет — это любовь. Считаю, что она вытащила весь фильм.

На одну полку с великими классиками я «Чтеца» точно не поставлю. Но в душе история отозвалась.

Роман состоит из трех частей. В первой части происходит знакомство пятнадцатилетнего школьника со взрослой женщиной, вдвое старше его. Он – сын профессора, она – неграмотная, одинокая, возможно, из рабочей семьи. В их связи доминируют два процесса — чтение и интимные отношения. Поначалу казалось, что это будет история о неравных возрастных отношениях между подростком и зрелой хищницей, о страсти и муках ревности, о неравных социальных возможностях у каждого. Но автор капнул намного глубже.
Во второй части романа выясняются самые нелицеприятные факты – она во время войны работала надсмотрщицей в концентрационном лагере. Поэтому основное внимание в этой части уделено судебному процессу.
Третья часть – попытка найти оправдание злодеянием, осмыслить прошлое и научиться жить дальше, с одной стороны, а с другой — осознание, искупление вины.

Красной нитью всего произведения проходит мучительный злободневный вопрос главного героя: «Что делать нам, новому поколению с ужасными фактами нацистского прошлого своих родителей? Как понять и вместе с тем осудить? Как найти силы жить с коллективной виной?»

Чтец — Бернхард Шлинк

Книгу Чтец — Бернхард Шлинк читаем онлайн бесплатно полную версию! Чтобы начать читать не надо регистрации. Напомним, что читать онлайн вы можете не только на компьютере, но и на андроид (Android), iPhone и iPad. Приятного чтения!

Книга Чтец — Бернхард Шлинк читать онлайн бесплатно без регистрации

    Содержание
ГлаваСтр.
ЧАСТЬ I1
Глава 32
Глава 53
Глава 74
Глава 85
Глава 97
Глава 108
Глава 119
Глава 1211
Глава 1312
Глава 1413
Глава 1614
Глава 1715
Глава 216
Глава 417
Глава 519
Глава 720
Глава 821
Глава 922
Глава 1023
Глава 1124
Глава 1225
Глава 1326
Глава 1427
Глава 1628
Глава 1729
Глава 230
Глава 431
Глава 532
Глава 733
Глава 834
Глава 935
Глава 1137
Глава 1238

Когда мне было пятнадцать лет, я перенес желтуху. Болезньначалась осенью и кончилась с наступлением весны. Чем холоднее и темнеестановился старый год, тем слабее делался я. Только в новом году дело пошло напоправку. Январь был теплым, и моя мать стелила мне на балконе. Я видел небо,солнце, облака и слышал, как играют во дворе дети. Как-то ранним вечером вфеврале я услышал пение дрозда.

Мой первый после болезни путь вел меня с Блюменштрассе, гдемы жили на третьем этаже массивного, построенного на рубеже веков дома, наБанхофштрассе. Там в один из понедельников в октябре меня вырвало по дороге изшколы домой. Уже несколько дней я чувствовал тогда такую слабость, какой нечувствовал еще никогда в жизни. Каждый шаг стоил мне усилий. Когда я поднималсядома или в школе по лестнице, ноги едва несли меня. Есть мне тоже не хотелось.Даже когда я голодный садился за стол, во мне вскоре поднималось отвращение. Поутрам я просыпался с пересохшим ртом и с таким чувством, будто мои органытяжелым и неуместным грузом лежат в моем туловище. Мне было стыдно быть такимслабым. Мне было особенно стыдно, когда меня вырвало. Этого со мной в моейжизни тоже еще никогда не случалось. Мой рот стал наполняться, я попыталсясглотнуть, крепко сжал губы, приложил ко рту руку, но все вырвалось у меня изорта и сквозь пальцы. Потом я прислонился к стене дома, глядел на рвотную массуу моих ног и давился светлой слизью.

Женщина, принявшаяся помогать мне, делала это почти грубо.Она взяла меня за руку и повела меня через темный подъезд дома во двор. Наверхуот окна к окну были натянуты веревки и на них висело белье. Во дворе стоялаполенница дров; в мастерской с открытыми дверями визжала пила и летели опилки.Рядом с дверью во двор был кран с водой. Женщина повернула его, обмыла сначаламою руку и затем, собрав в пригоршню ладоней воду, плеснула мне ее в лицо. Явытер лицо полотенцем.

Рядом с краном стояли два ведра, она взяла одно и наполнилаего. Я взял и наполнил второе и пошел следом за ней через проход подъезда. Онашироко размахнулась, вода с шумом выплеснулась на тротуар и смыла то, что изменя вышло, в канавку стока. Она взяла ведро, которое держал я, и пустила ещеодин водный поток по тротуару.

Потом она выпрямилась и увидела, что я плачу.

— Парнишка, — сказала она с удивлением, — парнишка…

Она прижала меня к себе. Я был едва выше ее ростом,чувствовал ее грудь на моей груди, чувствовал в тесноте объятия свой плохойзапах изо рта и запах ее свежего пота и не знал, что мне делать с моими руками.Я перестал плакать.

Она спросила меня, где я живу, оставила ведра в подъезде иповела меня домой. Она шла рядом со мной, неся в одной руке мой портфель, адругой поддерживая меня за локоть. От Банхофштрассе до Блюменштрассе идтинедалеко. Она шла быстро и с решимостью, которая облегчала мне задачу неотставать от нее. Перед нашим домом она попрощалась.

В тот же день моя мать вызвала врача, который поставилдиагноз: желтуха. Позже я рассказал ей о той женщине. Не думаю, что я потомкогда-нибудь пошел бы к ней по своей воле. Но моя мать считала вполнеестественным то, что я, как только буду в состоянии, куплю этой женщине букетцветов, представлюсь ей и поблагодарю ее. Так в конце февраля я пошел наБанхофштрассе.

Того дома на Банхофштрассе сегодня больше нет. Я не знаю,когда и зачем его снесли. Вот уже много лет я не был в своем родном городе.Новый дом, построенный в семидесятых или восьмидесятых годах, имеет пять этажейи большую пристроенную мансарду, он отвергает своей конструкцией эркеры ибалконы и покрыт гладко-светлым слоем штукатурки. Множество звонков указываетна наличие в нем множества маленьких компактных квартир. Квартир, в которыелюди въезжают и из которых они выезжают так же, как берут напрокат машину ипотом оставляют ее. На первом этаже там сейчас компьютерный магазин; до этоготам были хозяйственно-косметическая лавка, продуктовый магазин и видеотека.

У старого дома при той же высоте было четыре этажа: первый,сложенный из отшлифованных алмазом силикатных квадров, и над ним три этажадобротной кирпичной кладки с эркерами, балконами и оконными обрамлениями изпесчаника. На первый этаж и на лестничную клетку вело несколько ступенек,пошире снизу и поуже кверху, схваченных по обеим сторонам стенами, к которымбыли прикреплены железные перила и которые закручивались внизу, как панцирь уулитки. По бокам от двери стояли колонны, и с углов эпистиля на Банхофштрассевзирали два льва: один — налево, другой — направо. Подъезд, через которыйженщина подвела меня тогда к крану, был боковым.

Уже в раннем детстве я заметил этот дом. Он господствовалнад всем рядом построек улицы. Я думал, что если он вдруг еще больше раздастсявширь и прибавит в тяжести, то соседним домам придется сдвинуться в сторону иуступить ему место. Я представлял себе внутри его лестницу, отделаннуюштукатуркой, украшенную зеркалами и дорожкой с восточным узором, которуюдержали на ступеньках до блеска отполированные рейки из желтой меди. Я ожидал,что в этом господском доме будут жить такие же люди-господа. Но поскольку домот времени и от дыма проходящих мимо паровозов стал темным, то я ижильцов-господ представлял себе мрачными, сделавшимися какими-то причудливыми,быть может, глухими или немыми, горбатыми или хромыми.

В более поздние годы я то и дело видел этот дом во сне. Всесны были похожими — вариации одного сна и одной темы. Я иду по незнакомомугороду и вижу дом. Он стоит в ряду домов в квартале, которого я не знаю. Я идудальше, сбитый с толку, потому что знаю дом, но не знаю городского квартала.Потом меня осеняет, что дом-то я уже видел раньше. При этом я думаю не оБанхофштрассе в моем родном городе, а о другом городе или другой стране.Скажем, во сне я иду по Риму, вижу там дом и вспоминаю, что уже видел его вБерне. Это пережитое во сне воспоминание меня успокаивает; снова увидеть дом вдругом окружении кажется мне не более странным, чем случайно увидеться снова состарым приятелем в незнакомом месте. Я поворачиваюсь, возвращаюсь обратно кдому и иду по ступенькам наверх. Я хочу войти. Я нажимаю на кнопку звонка.

Если я вижу дом где-нибудь за городом, то тогда сон длитсядольше, или же я могу потом лучше вспомнить его подробности. Я еду на машине.По правую руку от себя я вижу дом и еду дальше, сперва только озадаченный тем,что дом, место которому явно на городской улице, вдруг стоит в открытом поле.Потом мне приходит в голову, что я уже видел его, и это вдвойне сбивает меня столку. Когда я вспоминаю, где я уже его встречал, я поворачиваю и еду обратно.Дорога в моем сне всегда пустынна; визжа шинами, я без помех разворачиваюсь ина большой скорости еду назад. Я боюсь, что опоздаю, и еду быстрее. Потом я вижуего. Он окружен полями — рапсовыми, ржаными или виноградными в Пфальце,лавандовыми — в Провансе. Местность равнинная, иногда слегка холмистая.Деревьев нет. День совсем ясный, светит солнце, воздух подергивается и дорогаблестит от жары. Брандмауэры придают дому вид какого-то отрезанного,недовершенного. Это могли бы быть и брандмауэры какого-нибудь другого дома. Домвыглядит не мрачнее, чем на Банхофштрассе. Но окна в нем совсем запыленные и недают ничего рассмотреть во внутренних помещениях, даже занавесей. Дом слеп.

Читать еще:  Курпатов книги отзывы
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector